НАЧАЛО  



  ПУБЛИКАЦИИ  



  БИБЛИОТЕКА  



  КОНТАКТЫ  



  E-MAIL  



  ГОСТЕВАЯ  



  ЧАТ  



  ФОРУМ / FORUM  



  СООБЩЕСТВО  







Наши счётчики

Яндекс цитування

 

      
Институт стратегического анализа нарративных систем
(ИСАНС)
L'institut de l'analyse strategique des systemes narratifs
(IASSN)
Інститут стратегічного аналізу наративних систем
(ІСАНС)



статья

Ольга Валаамова

Назад к модернизму, или Наш с вами модернизм ещё впереди

По определению вузовских учебников модернизм - это комплекс нереалистических направлений и групп, появившийся в литературе и других видах искусства после периода безоговорочного господства реализма. Его хронологические рамки для русской культуры определяются как конец XIX - первая треть XX в. Однако, как это часто бывает с подобными определениями, понять из него невозможно ровным счетом ничего.

Признано также, что предшественником модернизма является романтизм. Наблюдения над конкретными текстами позволяют заключить, что романтизм отражает мироощущение формирующейся личности со всем ее максимализмом, весьма напоминающим подростковый. Отсюда и убежденность в своей исключительности, и жесткое противопоставление себя обществу, и присущее, несмотря на подчеркивание этой противоположности, стремление сбиваться в кланы. Если продолжить эту аналогию, то модернизм оказывается выражением личности сформировавшейся, со всеми ее психологическими странностями и рецептивными сдвигами. В таком случае возникает закономерный вопрос - кто наследовал модернизму? Ведь в культуре, как и в истории, ничто из ничего не рождается и в ничего не трансформируется. Но исчезнувший практически бесследно модернизм, казалось бы, опровергает этот философский тезис древних греков. Решение проблемы подсказывает нам Хосе Ортега-и-Гассет со своими восставшими массами. Личность в том ее виде, который можно было наблюдать в конце XIX в., существовала не всегда. Жизнь массы личностное начало отрицает, выдвигая на первый план более важные для нее навыки социального общежития. Так что и сама личность, и модернизм - наиболее полное из известных на данный момент ее выражений - к середине ХХ в. просто-напросто оказались невостребованными. Из-за восстания масс культурная преемственность была прервана. Идеал победившего хама воплотился в постмодернизме - бесконечной игре унаследованными культурными смыслами. Точно так же дикари, к которым после кораблекрушения волны вынесли ящик со сложными приборами, забавляются с их частями, даже не догадываясь о предназначении целого. Для них оно абсолютно бессмысленно, зато дает большой простор для разного рода гипотез и догадок.

Духовный поиск модернистов, действительно, с внешней точки зрения довольно смешон, так что трудно удержаться от того, чтобы, надергав оттуда сюжетных и прочих цитат, украсить ими свои маловразумительные сочинения, как дикари обвешиваются какими-нибудь стеклышками из разломанных микроскопов. Суть произведений при таком подходе, разумеется, ускользает. А ведь главная проблема, которую пытались решить модернисты, - личность, ее мироощущение, возможность адекватного межличностного контакта - продолжает и в наше время оставаться крайне актуальной. Это подтверждается и тем, что некоторые следы модернизма можно проследить в отдельных произведениях сборника "Абзац". Что ж, варвары, разрушившие Древний Рим, впоследствии создали высокую культуру Возрождения. С историческими законами спорить невозможно, и, следовательно, наш с вами модернизм еще впереди.

annasapeg@mail.ru

nationalvanguard


 

   
вверх  Библиография г. Ивано-Франковск, Группа исследования основ изначальной традиции "Мезогея", Украина


Найти: на:
Підтримка сайту: Олег Гуцуляк goutsoullac@rambler.ru / Оновлення 

  найліпше оглядати у Internet
Explorer 6.0 на екрані 800x600   |   кодування: Win-1251 (Windows Cyrillic)  


Copyright © 2006. При распространении и воспроизведении материалов обязательна ссылка на электронное периодическое издание «Институт стратегических исследований нарративных систем»