НАЧАЛО  



  ПУБЛИКАЦИИ  



  БИБЛИОТЕКА  



  КОНТАКТЫ  



  E-MAIL  



  ГОСТЕВАЯ  



  ЧАТ  



  ФОРУМ / FORUM  



  СООБЩЕСТВО  







Наши счётчики

Яндекс цитування

 

      
Институт стратегического анализа нарративных систем
(ИСАНС)
L'institut de l'analyse strategique des systemes narratifs
(IASSN)
Інститут стратегічного аналізу наративних систем
(ІСАНС)



статья

Туленков Даниял.

УКРАИНА-ТАТАРСТАН - ОСЬ СТАБИЛЬНОСТИ И ПОРЯДКА

Важнейшим аргументом апологетов российской империи является её пресловутая "геополитическая субъектность", альтернативой которой называется хаос на пространствах Северной Евразии, инициируемый США, или другими заинтересованными силами.

Логика у такого построения есть.

В частности - США, не заинтересованные в существовании самостоятельного европейского фактора мировой политики, действительно могут попытаться инициировать разрушительные процессы, подобные иракским, на территории РФ с целью дестабилизации нефтегазового тыла Старого света.

Вопрос в том, насколько осуществима такая политика и какие факторы могут в реальности препятствовать этой хаотизации, а какие ей способствуют.

Но еще более важный вопрос - насколько уместно рассматривать реликтовую колониальную империю как полноценную альтернативу предполагаемому хаосу.

Пожалуй, с рассмотрения этого вопроса и следует начать прежде всего.

Ибо положение о стабилизирующей роли России в Северной Евразии есть откровенный миф, паразитирующий на страхе обывателя перед политическим катаклизмами.

Для обладания реальным статусом стабилизирующего фактора России нужна как минимум полноценная государственность - неотъемлемыми атрибутами которой являются:

-идеология
-национально ориентированное правительство
-исключение с повестки дня объективных тенденций к саморазрушению, то есть отсутствие тех факторов, что способствуют краху государства, но при этом игнорируются.

Идеологии у современной России нет.

Идеология была у царской России, была идеология у СССР.

При всей деспотической сути прежних имперских режимов, они позиционировали себя как инструмент воплощения в жизнь каких-то великих проектов, несущих смысловую нагрузку - будь то идея Третьего Рима или же идея коммунизма.
Сегодняшний режим в большей степени отражает сущность Орды, нежели Рима, когда нет даже намека на то, что власть служит какой-то идее.

Власть сакрализуется как собственно власть. Её смысл под сомнение не ставится. Вопрос о том, а для чего нужна эта власть - даже не стоит. Понятия "государство", "держава", становятся олицетворением конечного смысла.

Но при этом нет идеи государства как таковой.

Соответственно, мы имеем огромное количество населения, отчужденного от российского государства, равнодушного к нему, объединяющегося под знаменами его сохранения лишь перед угрозой "нашествия варваров", "международного терроризма", китайской угрозы и пр.

Нет в России и национально-ориентированного правительства.

Не смотря на трактуемый этатизм, правящий в России режим защищает лишь те "интересы государства", которые тесно связаны с интересами нефтегазовых корпораций.

И сколь бы не был унизителен статус колониальных народов, статус русских мало чем лучше - в сегодняшней России русским не принадлежит ничего, кроме мишуры былого величия якобы их державы.

Отсутствие идеологии, любой, самой ущербной, самой чудовищной, но - идеологии, жизненно важной для такого громоздкого трансконтинентального многонационального государства как Россия, способной мотивировать - во имя чего быть вместе народам со столь разными векторами национального развития, как, например - русские, татары и буряты; отсутствие правительства, ответственного перед людьми, а не топ-менеджментом сырьевых корпораций и зарубежных партнеров и, наконец - необратимые суицидальные процессы - рост межнациональной вражды и неконтролируемая миграция, коррупция всех институтов государства, износ жизненно важной хозяйственной инфраструктуры, социал-дравинизм в экономике и социальной сфере, деградация населения, культурное обнищание всех без исключения народов империи, втягивание России в ловушку глобализации и настойчивое формирование унифицированного типа человека - потребителя - вот тот неполный список проблем, какие Россией не решаются, но лишь откладываются на потом.

То, как режим сбрасывает с себя социальные обязательства перед населением, разрушает высшую школу и наукоемкие технологии, свидетельствует об отсутствии у России долгосрочной программы развития.

Все процессы жизнедеятельности государства подчинены трубе и только трубе.

А это значит - правительство своими руками подкладывает под кресла своих преемников мину неизбежного в период после 2008 года социального взрыва, само, рассчитывая, видимо, встретить эпоху североевразийских катаклизмов в более спокойных местах.

А ведь речь идет о социальном взрыве, который в условиях многонационального государства, не имеющего объединяющей идеологии, неизбежно выльется во взрыв межнациональной конфронтации.

А если поверх объективного несовпадения национальных интересов коренных народов мы наложим все увеличивающийся фактор миграции, формирование внутри российского общества агрессивных ксений, наподобие китайской, наплыв выходцев из южных республик бывшего СССР, не приспособленных, в отличие от татар и башкир, к сосуществованию с русским населением - то этот взрыв и без социальной компоненты способен будет обратить пресловутую геополитическую стабильность под брендом "Россия" в прах.

И все это - неизбежное наследие имперского прошлого, имперской формы субъектизации Северной Евразии, основанной на подавлении самостоятельно развивающихся наций.

Когда судьбы региона отчуждаются от населяющих её национальных субъектностей в пользу некоей наднациональной группы - мы получаем империю.

Пока есть идея, и есть заинтересованное в жизнеспособности своего искусственного политического образования правительство - неизбежные проблемы будут империей подавляться и регламентироваться волюнтаристским методом.

Но нет идеи, нет заинтересованного правительства - а проблемы, тем не менее, остаются и обостряются с каждым часом.

Да - Россия на грани коллапса и хаоса.

Но имперский механизм больше как стабилизирующий фактор не сработает, ибо имперская конструкция себя изжила, и Москва больше физически не способна сгенерировать объединяющую идею.

Более того - основная масса населения добровольно приняла предложенный в 1991 году лозунг "жить ради того, что бы просто жить". А это значит, империя умерла в сердце стержня российского государства - государствообразующего этноса, строительного материала державы - русских.

Остались, конечно, реликты шовинизма и национального превосходства, на этом Кремлю можно пытаться паразитировать еще долго. Но выдержат ли эти реликты испытания временем?

И пойдут ли русские, при случае, защищать именно империю?

Сомнительно, ибо максимум, на что сейчас можно поднять русских - это на Россию для русских, что уже означает подмену имперского принципа принципом национального государства с претензией на земли других народов.

Этот вариант не исключается, видимо и правящими кругами как последний козырь в игре с судьбами миллионов людей.
Хаотическая миграция инородческого населения - направлена, в первую очередь, на делегитимизацию коренного нерусского населения, на то, что бы стереть грань между татарами, у которых на территории РФ есть своя земля и, к примеру, таджиками, у которых на территории РФ своей земли нет.

Когда эта грань будет стерта в сознании обывателя, под нож "борьбы с исламской угрозой" или чего-то подобного, можно будет смело пустить всех.

Поэтому скажем еще раз - Россия на грани хаоса, но именно Россия в том виде - какой она имеет, это и есть залог неизбежности хаоса.

Хаос заложен в саму конструкцию российской империи, а не в объективные стремления её народов к свободе и государственности.

Только деколонизация спасет Россию от её преступного и безответственного правительства.

Только деколонизация и реструктуризация пространства империи по принципу национальных государств спасет миллионы русских, татар, башкир, кавказцев от взаимного уничтожения, и решит вопрос агрессивных инородческих ксений, паразитирующих на коренном населении и вносящих под видом религиозного или расового фактора свою лепту в обострение межнациональных противоречий.

Безусловно, в мире есть силы, способные попытаться превратить процесс деколонизации в процесс балканизации, с целью разрушения стабильности на нефтяных, газовых, железнодорожных магистралях.

Этого, к сожалению, не понимают те, кто мечется между сильными мира сего, пытаясь найти спасение от Кремля в объятиях Вашингтона, уповая на разного рода химерические союзы и объединения по различным критериям и уходя от одного единственного решения - политической субъектизации наций как естественной и высшей формы эволюции человеческого социума.

Спасение российского пространства от всестороннего коллапса лежит в превращении этносов в национальный субъект, напротив - статус объекта, будь то объект кремлевской политики или объект вашингтонской политики - есть инструмент хаоса.

И субъектизация наций, выстраивание между нациями каких-либо блоков и стратегий завтрашнего дня - есть процесс дня сегодняшнего.

Лишь при таком расчете мы избежим всех тех уловок, что неизбежно будут поставлены перед нами могущественными державами с целью подчинения и манипуляции.

Для этого нам необходимо попытаться определить опорные точки постсоветского пространства, и сделать это можно сравнительно легко, исходя из магистрального направления советской и российской экономик - транзита нефти и газа на Запад.

На данном этапе таких точек несколько, но если мы исключим паразитирующую имперскую Москву, то таких точек останется две - Украина и Татарстан.

Украина и Татарстан - два опорных пункта важнейших секторов (западного - транзитного и восточного -производительного) бывшего советского нефтегазового комплекса, ныне управляемого из Москвы кучкой нуворишей сомнительного происхождения.

Москва в этой схеме - звено совершенно лишнее и бессмысленное, и если её убрать, то самым сильным фактором на Востоке Европы (то есть в западном - транзитном секторе) становится Украина.

Вся Центральная Россия сгруппирована ныне вокруг Москвы не сколько как политического, сколько как финансового центра.

Но финансовым центром Москва будет лишь до тех пор, пока в ней вращаются капиталы нефтегазовых корпораций, пока есть обслуживающая их империя.

Не будет этого, и Москва превратится в стремительно нищающий мегаполис, не имеющий никакого реального обеспечения, подобно девальвированной валюте.

И куда, на кого будут тогда ориентироваться Воронеж и Липецк, Тула и Белгород?

На кого будет ориентирована Беларусь?

Крушение геополитического значения Москвы образует вакуум, способный быть заполненным только украинским фактором.

Здесь, конечно, многое будет зависеть от того, кто будет иметь власть в Киеве, но это уже отдельный вопрос.

Что касается Идель-Урала, то здесь алгоритм весьма схож.

Татары являются стержневым этносом Большого Волго-Уральского региона, проживая во всех его областях и республиках, так же как русские.

Однако русские - нация с имперским, трансконтинентальным мышлением, воспринимающая себя как единый организм, раскинувшийся от Калининграда до Владивостока.

При такой специфике мышления русские вряд ли смогут произвести внутреннюю региональную концентрацию и перехватить инициативу в Волго-Уральском регионе.

Помимо прочего не следует забывать - империи сами собой не рушатся.

Они или разваливаются в результате национально-освободительной борьбы, и при таком раскладе хозяином положения становится народ, принявший на себя бремя антиколониального дискурса, или же разваливаются сверху, по согласию центральной и региональной элит.

А это значит, что при такой схеме раскол пойдет по линии федеральных округов, с акцентом не на национальную, а региональную субъектность.

Однако - региональная субъектность заведомо менее жизнеспособна, чем национальная, и выход Татарстана, опирающегося на национальные общины в соседних республиках, на роль лидера Волго-Уральского региона более вероятна, нежели какого-либо искусственного субъекта.

Почему акцент делается на Идель-Урал, а не на Сибирь?

Сибирь на данном этапе лишена главного фактора, способного вывести её на роль субъекта, обладающего возможностью взять на себя геополитическую ответственность - наличия политической нации, способной взять власть в свои руки.

Сибирь не способна сейчас выступать как субъект, и её будущее в случае развала российской империи должно быть определено внешним управлением, опирающимся, на тот плацдарм, который способен будет контролировать транзит её сырья и всю совокупность сибирских коммуникаций.

А ворота в Сибирь - это Урал.

И все же - вернемся к самому началу - ход деколонизации не должен отдаваться стихии, и тем более оставлен на усмотрение сегодняшнего московского центра.

Деколонизация должна иметь национальный окрас и проводиться руками наций, как субъектов политики и геополитики.

Ось - Киев - Казань естественна и объективно жизнеспособна как фактор стабильности на постсоветском пространстве, но не стоит ждать, пока ход истории сам выведет нас на складывание этой оси.

Основы сотрудничества должны быть заложены уже сейчас.

И строиться они будут не на пустом месте, нужно это помнить.

Киевская Русь и Волжская Булгария некогда уже играли роль восточного обрамления Европы, обеспечивая стабильность безо всякого искусственного имперского центра.

Москва и её великодержавная роль - порождение монгольского нашествия, изуродовавшего Евразию.

Её уход со сцены большой евразийской политики это прекращение одной из самых чудовищных политических аномалий в истории человечества, в контексте которой самодержавие, большевизм и "суверенная демократия" это лишь эпизоды, хотя и наполненные разной сутью.

И поскольку нация является естественным политическим инструментом, сотрудничество национально ориентированных сил это, в первую очередь, залог верного вектора развития не только отдельных народов, но и всего жизненного пространства, на котором завязаны наши национальные интересы.

Даже деколонизованная Россия не должна быть центром какой бы то ни было интеграции, ибо это в конечном итоге, приведет к возрождению московского имперского вектора.

Москва в принципе не может предложить нечего иного, поэтому её роль в будущем Евразии - это роль регионального центра, лишенного любых геополитических претензий.

Будущее Евразии вообще не может определяться каким-то одним центром.

Таких центров должно быть несколько, и только соблюдение этого принципа спасет наши народы как от нового колониализма со стороны иных империалистических хищников, будь то США или Китай, так и от порождения новой Московии.

В этих условиях нам должны быть в равной степени чужды как имперские шовинистические притязания, так и изоляционизм.

Полноценная независимость в условиях глобализма это в первую очередь геополитическая ответственность и сотрудничество.

Если Украина и Татарстан, а правильнее, на данном этапе, сказать - национально ориентированные силы Украины и Идель-Урала готовы будут принять на себя такую ответственность, и сумеют наладить сотрудничество, то мы, с Божьей помощью, сумеем покончить и с набившим оскомину московским гегемонизмом, и не допустить превращения пространства Северной Евразии в поле чужой для наших национальных интересов игры.

Даниял Туленков,
мусульманский татарский публицист, историк

hulenkov@gmail.com

nationalvanguard



 

   
вверх  Библиография г. Ивано-Франковск, Группа исследования основ изначальной традиции "Мезогея", Украина


Найти: на:
Підтримка сайту: Олег Гуцуляк goutsoullac@rambler.ru / Оновлення 

  найліпше оглядати у Internet
Explorer 6.0 на екрані 800x600   |   кодування: Win-1251 (Windows Cyrillic)  


Copyright © 2006. При распространении и воспроизведении материалов обязательна ссылка на электронное периодическое издание «Институт стратегических исследований нарративных систем»