НАЧАЛО  



  ПУБЛИКАЦИИ  



  БИБЛИОТЕКА  



  КОНТАКТЫ  



  E-MAIL  



  ГОСТЕВАЯ  



  ЧАТ  



  ФОРУМ / FORUM  



  СООБЩЕСТВО  







Наши счётчики

Яндекс цитування

 

      
Институт стратегического анализа нарративных систем
(ИСАНС)
L'institut de l'analyse strategique des systemes narratifs
(IASSN)
Інститут стратегічного аналізу наративних систем
(ІСАНС)



статья

Cтихи фанатов Толкиена

 

М. АВДОНИНА

ВОСПОМИНАНИЕ

Где сражались с тобою плечом мы к плечу?
Ты не помнишь? И я позабыл.
Помню я - ты ударил клинком по мечу,
Что нацелен мне в голову был.

Да, осталась зарубка тогда на клинке...
Помню, битва была горяча,
И закат отражался в широкой реке,
Алым блеском играл на мечах.

Помню - не было вражьему войску числа,
Плыл над полем клубящийся дым.
Помню я - когда в щит твой вонзилась стрела,
Ты сказал: "Ничего, устоим!"

Длился бой, и закатный тускнеющий свет
Утонул в наступившей ночи...
Мы погибли в той битве? А может быть, нет?
Нет ответа, и память молчит.

Как же звали тогда и тебя, и меня?
Кем мы были в те давние дни?
В старых песнях, в легендах звучат имена -
Может, нашими были они?

Что за битва была? - Битва Света и Тьмы.
А когда это было? - Давно.
Вспомнить все не сумеем, наверное, мы,
Но и все нам забыть не дано.

Снова память о прошлом всплывает из снов.
Век иной, но я верить хочу:
Если грянет сражение грозное вновь,
Будем биться плечом мы к плечу.


М. АВДОНИНА

МИТЛОНД

Огнем закатным небеса объяты,
О берег тихо плещется вода,
И корабли уходят за закатом,
Чтоб не вернуться в Гавань никогда.

В волнах от горизонта до причала
Цепочку бликов протянул закат.
Над Серебристой Гаванью печально
Плывут в вечернем небе облака.

И волны разбиваются о сваи,
Их брызги оседают на щеке...
Из Средиземья эльфы уплывают,
И песня замирает вдалеке.

Тоскою крики чаек сердце ранят,
И брызги, словно слезы, солоны.
Митлонд... Как будто колокол в тумане
Или аккорд оборванной струны.

А впрочем - нет, не надо о печали,
Оставим этот грустный разговор.
Уходят с шумом волн и криком чаек
Бессмертные в прекрасный Валинор.

И волны моря плещутся бессонно
Под звездами, под солнцем, под луной.
Последними из всех Перворожденных
В Заморский край уйти нам суждено.

По осени, под шелест желтых листьев,
Под крик прощальный перелетных стай
На корабле последнем серебристом
Мы уплывем в Благословенный Край.

И колыхнутся паруса под ветром,
И за кормой заплещется вода,
И Путь Прямой лучистым ясным светом
Укажет нам Вечерняя Звезда.

И все же в сердце грусть прийдет невольно,
Когда в наставшей позади ночи -
"Митлонд!" - как будто звоном колокольным
Прощанье Средиземья прозвучит.


М. АВДОНИНА

ОСЕНЬ ЗАБВЕНИЯ

Безудержное время уносит
Все, что было, в далекую даль.
В Средиземье холодная осень,
О минувшей эпохе печаль.

Над покинутым эльфами лесом
Тучи дождик ли, слезы ли льют,
И задернулась капель завеса
Над ушедшими в Серый Приют.

Ловит бледный цветок эланора
Солнца луч, не дающий тепла.
Оседает забвения морось
На сказанья, свершенья, дела.

Все спокойно и обыкновенно:
Рог в далеких холмах не звучит,
Разрушаются башни и стены,
И ржавеют в чуланах мечи.

А в камине веселое пламя
Так и манит: "Присядь, посиди...
Пусть уснет беспокойная память -
Ведь в просторах Рохана дожди,

Осыпаются листья в Уделе,
В Андуине вода холодна,
Ветер гнет Лихолесские ели...
Ни к чему о былом вспоминать.

В этой памяти много ли прока?
Пусть исчезнет она без следа..."
Мчится ветер с Востока, с Востока
И несет холода, холода.

Он вдоль стен белокаменных дует,
Травы жухлые клонит к земле
И срывает листву золотую
С вязов, мэллорнов и тополей.

Песни эльфов давно отзвучали,
Звезд не виден за тучами свет.
Лишь порою под ветром печально
Лист осенний шепнет: "Элберет..."

Бури снежные на Карадрасе,
И на Море далеком шторма.
Скоро все Средиземье окрасит
Белым цветом холодным зима.

Сквозь окно на простор беловьюжный
Будут люди смотреть из тепла...
Безнадежность на сердце, как стужа.
Где ж весна, что надеждой была?

Морось, морось... Ни света, ни тени,
Словно краски слиняли навек.
Сквозь за дождиком серым забвенья
Равнодушия падает снег.

Но весны неизбежной предвестье
В моем сердце сквозь холод звучит.
Из за Моря эльфийскою песню
Теплый западный ветер примчит.

Из за туч вновь появится солнце
И растопит бездушия лед.
Сквозь забвенье надежда пробьется,
Из под снега трава прорастет.


М. АВДОНИНА

ЗАТИШЬЕ

Умытые зарей, встают рассветы,
И золотится небо над Рекой.
А в Средиземье - солнечное лето,
А в Средиземье - тишина, покой.

Великое Кольцо - в Реке Великой.
Таит его уж долгие года
Под сеткой золотых слепящих бликов
Струящаяся быстрая вода.

Глядит лазурный купол небосвода
В изменчивое зеркало Реки,
И ирисы лиловые в затонах
Роняют на теченье лепестки.

Великие свершения и битвы -
Предания давно минувших пор.
И не зовут еще Минас-Тиритом
Прекрасный белый град Минас-Анор.

Вершины гор в небесной сини тонут,
Струятся вниз журчащие ручьи.
Средь ясеней высоких златокронных
Эльфийская мелодия звучит.

Закат пылает в небе, словно пламя,
Уходит солнце за земли предел,
И путника веселыми огнями
Приветствует долина Ривенделл.

На бархате небес сверкают звезды
И серебрится тонкий серп луны,
И ароматом трав напоен воздух,
И звонких голосов леса полны.

И вновь леса, луга, долины, пашни
Приветствуют безоблачный рассвет...
Грядущий день похож на день вчерашний,
И тишине конца как будто нет.

Все страхи и тревоги позабыты,
Спокойны дни и безмятежны сны.
Не скоро грянет час Последней Битвы,
И древние пророчества темны.

Меч сломанный пока еще не скован.
Еще над миром не нависла мгла.
Незыблемы спокойствия основы,
Как будто бы и нет на свете Зла.

И слышатся лишь радостные песни
Повсюду - на равнинах и в горах.
...Но тень висит над Южным Лихолесьем,
А в Моргульской долине бродит страх.

И к заводи, поросшей камышами,
Подплыла тихо лодка рыбака...
Застыло Средиземье в ожиданьи,
Само о том не ведая пока.

Спокойствие - затишье перед бурей.
Оно продлится, может, сотни лет...
Но в Час Судьбы Проклятье Исилдура -
Кольцо Всевластья - явится на свет!


М. АВДОНИНА

НОЧЬ ПЕРЕД БИТВОЙ

Пронесся по травам и стих предполуночный ветер.
Весь мир тишиной и покоем глубоким объят.
А завтра поскачем на битву мы все на рассвете,
И многим из нас не придется увидеть закат.

А завтра мечи засверкают, как молнии в грозы,
И будет качаться земля, уходя из под ног.
Пока же в степи полуночной под куполом звездным
Лишь светом луны и костра отливает клинок.

Нас ночь от тревог напоследок прикрыла ладонью,
И свет свой спокойно луна проливает с небес,
И бродят по росной траве наши верные кони,
Которые завтра помчат нас навстречу судьбе.

Спокойно усни, отдохни перед битвой, товарищ,
А я пролежу, чтоб костер до утра не угас.
А завтра взметнется багровое пламя пожарищ
И дымом клубящимся солнце закроет от нас.

По нашей земле, за собой оставляя лишь пепел,
Идут вражьи орды, зеленые травы топча.
Свободным народам несут они рабские цепи
И смерть непокорным несут от огня и меча.

Но лучше погибнуть свободным, чем жить покоренным!
За землю свою, за свободу мы выйдем на бой...
Недвижна трава на просторе, луной озаренном.
Последняя ночь перед битвой нам дарит покой.

А утром земля от ударов и горя застонет.
Да будет надежен мой меч, да не дрогнет рука!
Померкла луна на светлеющем чуть небосклоне.
На западе - ночь, а с востока ползут облака.

Рассвет занимается - облачный, серый, прохладный.
В долинах ручьев чуть заметный туман задрожал.
Из ночи рождается день цвета стали булатной,
Как будто из ножен отточенный вынут кинжал.


М. АВДОНИНА

ПЕСНЯ

Мили дорог без конца,
Крепости, лица людей -
Доля бродяги-певца,
Ставшая долей моей.
Ночь переходит в восход,
День переходит в закат -
Путь мой уходит вперед,
Нету дороги назад.

Песня, сказание, быль -
В годы минувшие взгляд.
Шепчет их строки ковыль,
Звезды, мерцая, звенят.
Дождь их мелодию льет,
Буйные ветры поют.
Песни - богатство мое,
Плата за хлеб и приют.

Правда для многих горька,
Я же вранья не пою.
Часто удар кулака -
Плата за песню мою.
Знаю я, как солона
Кровь на разбитых губах.
Это ничья не вина -
Это такая судьба.

Пусть за душой ни гроша -
Хватит и хлеба куска.
Только была бы душа
Вечно смела и легка.
Был бы на песню ответ -
Взглядом ли, взмахом руки.
Только б оставить свой след
В памяти, в душах людских.

В битве извечной со Злом
Песня острее меча.
Строки легенд о былом
Нынешней болью звучат.
Каждая песня - как бой.
Кровь на губах солона.
Это дано мне судьбой -
Души будить ото сна.


М. АВДОНИНА

ПОЛНОЛУНИЕ

Ночь полнолунья заповедная -
Ночь тайных чар, ночь колдовства.
Сплетая тень с лучами бледными,
Под ветром шелестит трава.
Дробится в омуте встревоженном
Луна - серебряный цветок.
Пути во все края проложены -
На север, запад, юг, восток.
О света и теней сплетения,
Непостоянный лунный свет!
В нем, словно сны, плывут видения
Былых времен, минувших лет...

... Пять черных сгустков тьмы прорезали
Мерцающую ткань луны.
Свет лунный на моргульском лезвии
Играет блеском ледяным...

... Над Изенгардскою долиною
Ортханка башня, словно пик,
И крылья мощные орлиные
Закрыли свет луны на миг...

... Теченье лодку одинокую
Проносит сквозь Осгилиат,
И свет струит луна далекая,
И блики на волнах дрожат...

... Льет серебро луна холодная
На водопад Хеннет-Аннун.
Дробит ее завеса водная
На сотни миллионов лун...

... Свет лунный мгла застила страшная
Над той твердыней, что была
Когда-то гордой Лунной Башнею
А стала Башней Духов Зла...

... Торчат, как зубы, пики горные,
Ощерясь злобно в вышину,
Где Мордора завеса черная
Затмила бледную луну...

... Роняют Назгулы проклятые
На землю смертоносный крик.
Их тени черные крылатые
Пересекают лунный лик...

Пронзает сердце на мгновение
Страх ледяной иглой. Но прочь
Уходят лунные видения:
Минула полнолунья ночь.
Лучами солнца, словно стрелами,
Пронзен ночной неверный сон.
Плывет над Башней Солнца белою
Колоколов рассветный звон.


М. АВДОНИНА

ТРЕВОГА

На закате светом алым
Облака горят.
Беспокойство сердце сжало
И, видать, не зря.

Тишь вечернюю встревожил
Стали дальний звон.
Нет мечу покоя в ножнах -
Битву чует он.

Ветер - вечный мой попутчик -
У дороги ждет.
Наползли с Востока тучи,
Темен небосвод.

Словно алая страница -
Полоса зари,
И на ней, как руны, птицы,
Их тревожен крик.

Вот взметнулось на востоке
Зарево огней.
Ветер тихо шепчет строки
Песен о войне,

Пыль дорожную взметает,
Плащ мой шевелит...
Отблески заката тают
На краю земли.

Тьма сгущается. Восточный
Горизонт в огне.
Я иду навстречу ночи,
Чтоб сразиться с ней.


М. АВДОНИНА

СТАЛЬНОЕ СЕРДЦЕ
(ЭОВИН)

Я сердцу прикажу: "Железным стань!"
Я сердцу прикажу: "Про все забудь!"
Не сломится под тяжким грузом сталь,
А если и согнется, то чуть-чуть.

Не знает сталь ни смеха и ни слез,
Ей безразличны нежность или боль,
Ей нипочем жара или мороз.
У стали есть предназначенье - бой.

Бой тяжек и опасен - не беда.
Клинок в бою сломается - не жаль.
Сталь не растает, как кусочек льда,
И в смерти сталью остается сталь.

Звенит мой меч, и топчет травы конь,
Затянута багровым дымом даль.
Пусть ветер битвы жарок, как огонь -
В нем лишь закалку обретает сталь.

И смерть бежит от тех, кто ищет смерть.
А после битвы горечь и печаль
Приходят вновь. От них защиты нет.
Нет даже слез - не может плакать сталь.

Нет смерти... Но и жизни тоже нет.
И тишина страшней, чем гром войны.
Сумеет ли в душе зажечься свет,
И сердце - стать живым, а не стальным?


М. АВДОНИНА

ПОСЛЕ БИТВЫ

Ночью после боя
Дымом пахнет воздух.
В небе надо мною
Чуть мерцают звезды.

Тихо-тихо ночью
В поле после сечи:
Ветер стих восточный,
Кони ржут далече.

Где-то рядом сонно
Вскрикивает птица.
...А меня ждут дома,
Мне ж не воротиться.

Мне б пойти до дома,
Да кольчуга рвана,
Меч булатный сломан,
Да под сердцем рана.

Кровь капелью алой
На траву стекает...
Отчего усталость
Вдруг пришла такая?

Мне б еще отсрочку
Выпросить у смерти:
Пережить бы ночку
Да рассвет бы встретить.

Кромка золотая
Вспыхнет над горою -
Улыбнусь тогда я
И глаза закрою.

А душа куда-то
С ветром унесется.
На траве примятой
Под лучами солнца

Заблестят не росы
На зеленом шелке -
Алых капель россыпь,
Как зари осколки.

Годы все, что было,
Пеленою скроют,
Зарастут могилы
Шелковой травою.

Но навеки в травах
Сохранится память
Россыпью кровавой -
Алыми цветами.


М. АВДОНИНА

ГАВАНЬ

Туман поднимается к Синим горам,
И светит над Морем луна.
И кажется - Гавань, как белый корабль,
Плывет по туманным волнам.

Не надо, Изиль, свой серебряный свет
На волны пустынные лить -
Ушли за луною и солнцем вослед,
На Запад ушли корабли.

А Гавань все ждет, что вот-вот паруса
Блеснут серебром под луной,
Туманную тишь всколыхнут голоса
Ушедших за Море давно.

Но сумрак беззвучен... Скорбя о былом,
Соленая плачет волна.
Смешавшись с туманом, легла тяжело
На берег пустой тишина.

Белеет причал под лучами луны.
Того, что ушло, не вернуть.
Незримо над Морем, над миром земным
Прямой поднимается путь.

Луна закатилась, померк небосвод,
Серебряный блеск догорел.
И кажется - Гавань на Запад плывет,
Плывет над туманом морей.


М. АВДОНИНА

СЛЕДОПЫТЫ

В ночи глухо шепчутся ели,
Роса холодна, словно лед.
Из топей, из черных ущелий
Бесформенный страх восстает.

На улицы мирных селений,
Неся с собой холод и жуть,
Ползут безымянные тени.
Но мы преграждаем им путь.

Охрана поселков беспечных
Судьбою назначена нам.
И мили дорог бесконечных -
Наш дом, что открыт всем ветрам.

То снегом швыряется вьюга,
То ветер горячий пылит...
Мы редко встречаем друг друга,
Бродя по дорогам земли.

Ведь нас в Средиземье немного.
При встрече оброним: "Привет!" -
И вновь разведет нас дорога,
Ветра заровняют наш след.

Посмотрит на нас, как на нищих,
Привратник у крепких ворот,
Презрительно хмыкнет трактирщик:
"Бродяги... Беспутный народ!"

Усмешку мы горькую прячем.
Не знает никто на земле,
Что живы в народе бродячем
Потомки былых Королей.

И если пророчествам древним
Реальностью стать суждено,
На знамени Белое Древо
Взметнется над битвою вновь.

И заново будет откован
Меч, сломанный в давние дни,
И Войско Нарушивших Слово
Восстанет из серой тени.

Поднимется ратная сила,
От грохота вздрогнет земля.
И вспыхнет Звезда Элендила
Опять на челе Короля.

В. ГЛУЩЕНКО

НОЧНАЯ ПЕСНЬ

Начну ночную песнь
И отзовется лес
И подыграет эльф на флейте
И будем мы молчать, как дети
И будем мы молчать, как дети

Под треск извечного костра
Под шепот сосен вековечных
Охватит вдруг нас всех тоска
Нас, до сих пор таких беспечных

И учимся мы вновь
И снова льется кровь
И блеск меча, как знамя чести
И совести, и кровной мести
И совести, и кровной мести

А после боя у костра
Вновь смех ответом нервной дрожи
И флейты голос до утра
О тех, кто с нами не похожи

Мы были, как они
В нелегкие те дни
И если не было победы
Ну что ж, не только наши беды
Ну что ж, не только наши беды

Нам не уплыть за ними вдаль
Нам не услышать их напевов
Но снова встретимся когда ль
Мы станем эльфами - на время


Л. ДЕНИСЮК

Два воинства сошлись в пыли.
Как звук трубы высок!
Еще вчера здесь ковыли
Клонились на восток,
И ветер пел про города
За милями морей,
Поила светлая вода
Внимательных зверей.

Отныне пустошь ляжет тут
В железе и крови.
Ее зловещей назовут,
Но, как ни назови,
Бледны легенды древних дней,
Слова, слова одни...
Немало песен есть о ней,
Да все плохи они.

И все же вижу я во сне,
Рожденный в поздний век,
Как с той равнины машет мне
Призывно человек.
Должно быть, он - один из тех,
И помощь там нужна.
И меч ищу я в темноте,
Очнувшись ото сна.

Как сердце бешено стучит,
Как горек вкус во рту!
Рука, нащупавшая щит,
Хватает пустоту...
И, чем беспечней дни мои,
Чем легче стрелок бег,
Тем чаще снятся мне бои
И этот человек.


Л. ДЕНИСЮК

О конник невесомый!
С заката на восток
Над гладью моря сонной
Твой, верно, путь далек.
Куда спешишь, о воин,
Над гребнем грозных туч,
Как юный тополь, строен,
И светел, словно луч?

На битву, брат, на сечу,
Где сдвинутся полки,
И ринутся навстречу
Противнику клинки,
Туда, где взвоют трубы
Вдали от серых вод,
И пересохнут губы,
И солон будет пот...

О ратник изможденный!
С востока на закат
Ты с головой склоненной
Уже летишь назад...
С какою вестью едешь
В заоблачный чертог?
То бодрствуешь, то бредишь
И бледный лик твой строг...

С победой, брат, великой,
Что нелегко далась:
В борьбе с ордою дикой
Сражен отважный князь.
По подвигу и плата...
Но не держи меня:
С востока до заката
Мне гнать и гнать коня!..


Е. ИВОНИНА

Над Великой рекой неприступна, как прежде, твердыня.
Минас-Тирит стоит. Даже в мыслях не скажем "пока"!
Сколько пало друзей! Но не место отчаянью ныне,
Когда держится Гондор на верных сердцах и руках.

Чайки с криком кружат над раздольем речного простора.
Серебром, как кольчуга, искрясь, отливает вода.
И со страстью заклятья срывается с губ Денетора:
"Пусть паду я в бою - лишь бы Гондор не пал никогда!"

Мы с тобою, о вождь! Мы присяги своей не нарушим.
Мы не дрогнем пред Ужасом, крылья простершим в ночи.
Можно нас истребить - невозможно сломить наши души.
Невозможно принудить к предательству наши мечи.

Здесь враги не пройдут. Пока есть в нас хоть толика силы,
Гондор будет стоять - и не темную властью Кольца,
А единством своим, своей верностью Родине милой,
Что надежней мифрила от Зла защищает сердца.

Гондор будет стоять! Кровь врагов нам пятнает одежды -
И порукой тому, что в веков неоглядной дали
Город Белого Дерева - крепость Последней Надежды
Станет Первой Надеждой восставшей из пепла Земли!


А. КАКОВИДИ

ЛЕСА ГАЛАДРИЭЛИ

В полутенях сиреневых, в закатной дымке алой
Скользнут между деревьями обрывки песен старых.
И запоют свирели, и лютня засмеется
В садах Галадриэли, где листья цвета солнца.

Плывут тысячелетия, меняют мир и думы,
Но Лориэн, как в первый день, всегда пребудет юным.
О, Муза менестрелей, Творца благословенье,
Леса Галадриэли, где Вечность - как мгновенье.

Усталых душ целители одним лишь ясным взглядом
Излечат от губительных тоски и грусти ядов.
Чтоб души не старели, есть верное лекарство -
Лесов Галадриэли безоблачное царство.


И. КОБУНОВА

СЕРЕБРИСТАЯ ГАВАНЬ

Над берегом древним юную песню
Голос выводит в тихих сумерках дня.
Над берегом вечным светлой мечтою,
Парусом дальним, чайкой в тумане
Бродит любовь...

Не ждите меня, корабли у причала
В гавани светлой, как серебро.
Время мое еще не настало,
Еще не настало, а может, ушло
За дальним парусом, белою чайкой,
За любовью моей.


Н. МАЗОВА

(На мотив Yesterday)

Золотые листья падают с бесчисленных
Словно годы, золотых ветвей
А ветер их уносит прочь...

Элберет притушила звезды, и тогда
В море, за которым Отчий Край
Спустилась мгла, спустилась ночь.

Знаю, что навеки потерян Валимар.
Прощай! Но с надеждой найти тебя
мы не простимся, Валимар!

Звезды трепетали в голубых
Небесах над светлым берегом
От звука голоса Ее...

Долгие годы пронеслись как запах трав
Над Заморьем, но уверена
Я, что увижу вновь ее,

Варду! пусть навеки потерян Валимар.
Прощай! Но с надеждой найти тебя
мы не простимся, Валимар!


Н. МАЗОВА

ФРОДО

Нам в Хоббитании не снится
Далекий мир иных веков,
А за Рекою мрак клубится,
А на востоке льется кровь...
Но здесь, вдали от Андуина,
Еще не слышен звон мечей,
И эту мирную картину
Не ранит стон тревожных дней.
А только и сюда порою
Доходит ветер перемен,
И от него уже не скроют
Ни темный лес, ни прочность стен.
И он зовет меня в дорогу,
И ночь в беспамятстве страшна,
Но некому прогнать тревогу -
Вокруг меня лишь тишина.


Н. МАЗОВА

НАМАРИЕ, ЛОРИЭН!

Этот голос мне смутно знаком,
И глаза, что как вечер грустны...
Знаю - в вечном Лесу Золотом
Не дождешься ты новой весны.
Да, окончилась эта гроза,
Но иная подступит печаль,
И звезда упадет, как слеза,
И туманом подернется даль.
Над тобою склоняется лес,
И тебе подпевает волна,
Только враг твой навеки исчез,
Твоя сила теперь не нужна.
Ветер легким играет шарфом,
Ты уходишь, касаясь ветвей,
И хотя в Лориэне твой дом,
Тебе больно от силы своей.
Ты тоскуешь о прожитых днях,
Что растаяли в небе, как дым,
О надеждах, рассыпанных в прах,
И о том, кто тобою любим...
То что было - не дело людей,
То что будет - не знает никто,
И в один из оставшихся дней
Обреченно ты спросишь: "За что?"
...А за Морем - хрустальная даль,
А за Морем - звенят голоса,
А за Морем, такая печаль,
Не растут золотые леса!


Н. МАЗОВА

"В Заокраинный Край уплывала луна,
И за нею спешила морская волна
В Эльдамар, где среди светозарных долин
Возвышается гордый гигант Илмарин
И, горами от Мстительной мглы заслонен,
Полыхает огнями Святой Тирион,
А на Дереве Белом, как искры утрат,
В каждой капле росы наши слезы горят....
О Златой Лориэн! Слишком долго я здесь
Провела в окружении смертных и днесь
Безнадежно пою про корабль в те Края,
Где зажглась бы для нас прежней жизни Заря..."

...Где навеки погаснет улыбка моя.

Над седыми горами сгущается мгла,
И надежда на новое счастье ушла,
В моем Зеркале вновь отражается мрак,
Ты, зовущий меня, кто ты - друг или враг?
Мои песни, как чайки, над морем летят,
Мои годы прошли, как корабль на закат,
И напрасно я в небе ищу Сильмарилл,
Пеленой непроглядный туман его скрыл.
А мэллорн золотистой листвой шелестит,
То ли песню поет, то ли просто грустит,
Все ушли на восток, и утрачен покой -
Я не властна помочь тем, кто там, за Рекой.
Искушению я посмотрела в лицо
И отвергла навек роковое Кольцо,
Если счастье дается упорной борьбой,
Я за море уйду, но останусь собой.
...Но я верю - недолго процарствует тьма,
Свет ее победит, и отступит зима,
Переменится мир, засинеют моря,
И зажжется для нас новой жизни заря.


Н. МАЗОВА

Тревожная тайна безумной надежды,
А голос звучит - но слова непонятны,
И я все шепчу, и сейчас, словно прежде:
"Скорее, скорее вернитесь обратно!"

Деревья чернеют, смыкаясь стеною,
Зеленое небо, в крови от заката,
А я повторяю, сражаясь с тоскою:
"Скорее, скорее вернитесь обратно!"

Закат догорит, а рассвет не наступит,
И к счастью, и вере не будет возврата,
Но голос во мне этой мгле не уступит,
Скорее, скорее вернитесь обратно!

И если как искра, как призрак спасенья,
Звезда задрожит над чертою закатной,
Я вновь прокричу, как залог утешенья:
"Скорее, скорее вернитесь обратно!"

Там бой за Рекою, там смерть под горою,
Там всюду опастность в краю необъятном,
И если меня не возьмете с собою -
Скорее, скорее вернитесь обратно!
Вернитесь обратно!


Е. НАЗАРЕНКО

ФРОДО В ПАРТ-ГАЛЕНЕ

Рассвет встает далекий,
Рассвет встает холодный,
В пяти шагах дорога,
В дали орет Назгул.
Пин съежился на кочке,
Задумался Бродяжник,
А Сэм, стоявший на часах,
Нечаянно уснул.

Страшнее злобы Ока
Дорога без надежды...
Ты что молчишь, Бродяжник?
Какой мне выбрать путь?
Вести отряд придется -
Ведь Гэндальф не вернется.
Его сама Галадриэль
Не в силах нам вернуть.

Кольцо все тяжелее,
Назгулы не убрались,
Ты сам все понимаешь,
Так что ж тут говорить?
Достаточно по свету
Хранители скитались.
Теперь пора мне одному
К Востоку уходить.

А если мне к Огнистой
Не добраться не придется,
И если все пропало -
Деритесь до конца!
Пока ты сам не сдался -
Надежда остается,
И не поможет здесь Врагу
Всевластие Кольца!

...Рассвет вставал далекий,
Рассвет вставал холодный,
Теперь об этом вспомнить
И больно и светло.
Все то, о чем мечтали,
Нам удалось исполнить,
А поле битвы у реки
Травою заросло...


Е. НАЗАРЕНКО

ЗАПАДНЫЙ ВЕТЕР

Западный ветер,
Остров за морем...
Сказания эти
Наполнены горем.

Нуменор, как ясны в нашем небе звезды!
Нуменор, опомниться еще не поздно,
Нет вины на нас, и мир для нас - награда,
А ценою крови вечности не надо.
Нуменор, волна моей печали схлынет,
Только если память сердца вдруг остынет,
О, Эленна, жизнь тебе отдал бы каждый -
Но никто не знал, что ждет тебя однажды...

Горечь утраты,
Грома раскаты,
Жажда всевластья,
Потеряно счастье.

Но винить теперь кого-то я не стану,
И смотреть на взморье в полдень не устану -
В час, когда звенит прибой беспечно рядом,
Я ищу его в дали невольно взглядом.
Нуменор, тем временам не возвратиться,
"Нуменор!" - над бурным морем стонут птицы,
И ушли из мира земли Валинора,
И тонули в волнах дети Нуменора.


Е. НАЗАРЕНКО

ВАНАИМЭЛЬДА, АРВЕН!

А в зеркале Галадриэль,
Как встарь, сверкнет звезда,
Наступит на земле апрель
И запоет вода...
Арвен, Арвен, как сладок плен
В Раздоле у тебя,
Побыв среди любимых стен,
На бой иду, любя.

А в зеркало Галадриэль
Опять прокралась ночь -
Прости меня, Андомиэль,
Я должен им помочь.
Судеб и схваток круговерть
Обрежет жизни нить,
Но не сумеет даже смерть
Мою любовь убить.

Я в зеркало Галадриэль
Однажды загляну,
Чтоб увидать тебя, друзей,
И светлую весну...
А если гордая свирель
Оплачет нас, звеня -
Будь счастлива, Андомиэль,
Не вспоминай меня.


Е. НАЗАРЕНКО

НЕСКАЗАННОЕ

А опомнился я на вершине горы.
Груды камня и пепла серели вокруг.
Я не знал и не знаю до этой поры,
Как же Враг оказался поблизости вдруг.

"Кто ты?" - он, наклонившись, с усмешкой спросил,
Будто самое низкое в сердце позвал.
Для борьбы после Барлога не было сил,
Заметался мой крик между призрачных скал.

Правда, стон - это все же еще не ответ.
Он нахмурился, силясь упрямство понять.
Постарел я на много мгновений и лет,
Твердо зная - нельзя мне ему отвечать.

Но терпя, почему-то смеялся до слез -
Даже вздрогнул от этого тот чародей.
Он поверил, что я не бессилен, всерьез,
И Назгулам отрывисто крикнул: "Убей!"

В грудь нацелились девять смертельных мечей -
Одного бы, поверьте, хватило с лихвой.
А мне вспомнились всплески Фангорнских ключей
И звезда Лориэна под светлой листвой.

Полумрак - полусвет, полужизнь - полуболь
Промелькнули в сознании, как искры огня...
Я сражался, как маг, умирал, как король -
Уж прости, Арагорн, за сравненье меня!

Может, так суждено, может, просто везло,
Может, что-то такое, что думать боюсь,
Может, силу Назгула крыло подвело -
Только снова я здесь и с друзьями смеюсь.


Е. НАЗАРЕНКО

БЕЛЫЙ ВСАДНИК

Как издевка над собою - Белый Всадник!
А кольцо ликует, злобою искря.
В Хоббитании сломали палисадник...
Н-да, покоя я желал, как видно, зря.

Значит все-таки хотелось - беззаботно
Ждать, пока другой победу принесет,
И вздыхать почти притворно мимолетно:
"Ах, мол, друга даже чудо не спасет!"

Вот терпи теперь! Пусть совесть станет мукой,
Пусть кусается, как дикий злобный зверь!
Ты исправишся, она тому порукой -
Ты слабее своей совести, поверь.

Ах, ты стар? Ах, ты устал скакать ночами?
Так скачи же, Светозар, несись в карьер!
Я силен своими верными друзьями -
Значит, силы мне добавит их пример.


Е. НАЗАРЕНКО

ПЕСЕНКА СЭМА

Ступеньки, ступеньки, ступеньки -
Скорей оглянись вокруг!
Ступеньки, ступеньки, ступеньки -
Ведь рядом - и враг, и друг.
Дорога, дорога, дорога -
Неверна, опасна, трудна.
Дорога, дорога, дорога -
Скорей бы кончалась она!

Не страшно, не страшно, не страшно,
А если и страшно, так что ж?
Не важно, не важно, не важно,
Раз ты и со страхом идешь.
Не трудно, не трудно, не трудно,
Раз другу намного трудней.
Не трудно, не трудно, не трудно,
Попробуй брести побыстрей.

Не стоит, не стоит, не стоит,
Не стоит Раздол вспоминать -
Быть может, быть может, быть может,
Нам больше там не побывать.
Несчастье, несчастье, несчастье
Обходит пусть хоббитский дом.
Всевластье, всевластье, всевластье
Падет - если только дойдем.

Обидно, обидно, обидно,
Обидно за так погибать.
Не видно, не видно, не видно,
Ну просто ни зги не видать!
Однажды, однажды, однажды
Себя устаешь вдруг жалеть -
А дважды, а дважды, а дважды
Никто не сумел умереть.


Е. НАЗАРЕНКО

Огни заката догорали,
А я измучился с мешком,
Он легче тролля был едва ли.
Семь лиг без отдыха пешком.
В руках трофейная секира -
Свои изрублены мечи.
Я был готов отдать полмира
За сон и сносные харчи.
Полмира - оркам не по чину,
А Саурону мало пол...
Пять орков спрыгнули на спину -
Засада! И пошел прикол...
Да нет, не пять - их было восемь,
Один уже без головы.
Ломались ветви старых сосен,
Мечи, увы, всегда правы.
Прощай, Раздол! Вернуться к сроку
Я безнадежно опоздал.
Засада слева, справа, сбоку -
А прямо близится финал.
Вас много... Черт, рука устала!
Все скопом - кто же их осудит?
Одной секирой меньше стало -
Одним убитым больше будет.


Е. НАЗАРЕНКО

Отважные герои опять идут в поход.
Мы свидимся с тобою едва ли через год.
Ты дома был так мало... Но нет, ты не поймешь -
Ты вновь из старых ножен оружье достаешь.

Не женская работа - лить слезы заставлять.
Не женская работа - ломать и убивать...
Скажи мне ради бога - зачем тебе идти?
А если это нужно - дай мне с тобой уйти.

Я не могу здесь больше сидеть и молча ждать,
Пока придет за нами врагов смертельных рать.
Мне трижды говорили - ты умер, ты убит.
И ужас этой вести во мне еще болит.

Еда, одежда, травы, лекарства - все в мешок.
В дороге пригодится, я знаю - путь далек.
За нас не беспокойся, себя побереги.
Я плачу?.. Видишь слезы?.. Останься! - Уходи!

...Глаза не округляйте - я следом шла давно.
Назад не посылайте - не выйдет все равно.
У вас свой долг - дружина, а у меня есть свой.
Ты изумлен? Рассержен? Но я иду с тобой.
Ты был взбешен, растерян, и я ушла с тобой.


Е. НАЗАРЕНКО

БЕЛЫЙ ПАРУС

А белый парус уплывает в море,
Туман укроет друзей от нас сейчас, от нас друзей сейчас,
Средиземье в прошлом, в будущем Заморье,
Почему же слезы катятся из глаз, катятся из глаз?
Испытанья в прошлом, впереди Заморье,
Почему же слезы катятся из глаз?

Ты молчишь, а волосы засверкали проседью,
И в эльфийских голосах светлая печаль, гордая печаль.
Не гулять мне больше здесь рыжей,теплой осенью,
Мы уходим насовсем - до чего же жаль, до чего же жаль!
Не гулять нам больше здесь рыжей,теплой осенью,
Мы уходим насовсем - до чего же жаль!

Вытри слезы живо, перестань и слушай -
Мы найдем друг друга, пусть я не знаю как, пока не знаю как.
Время нам поможет или добрый случай,
А на дальней башне ты зажги маяк, ты зажги маяк!
Время нам поможет или добрый случай,
А на дальней башне ты зажги маяк!

А белый парус уплывает в море,
В волне соленой созвездья вдруг зажглись, созвездья вдруг зажглись...
Там, где нет надежды - бесполезно горе,
Там, где есть надежда - не отступит жизнь, не отступит жизнь!
Там, где нет надежды - бесполезно горе,
Там, где есть надежда - не отступит жизнь!


Е. НАЗАРЕНКО

Хочется верить - мы встретимся вновь
Раньше, чем станет холодною кровь,
Раньше, чем встанет меж нами беда,
Раньше, чем мимо промчатся года.

"Ладно, приятель, садись, не скучай,
Мы на диете - но вот тебе чай,
Хочется верить - не стрельнешь в меня..."
И незнакомец присел у огня.

"Хочется верить, что Светлым ты друг,
Хочется верить, что ты не из Слуг,
Зеркала нет - так гитару дадим,
И на замашки твои поглядим."

Выстрелы, драка. "Эй, есть кто живой?"
Значит, остались одни мы с тобой.
Дрался ты лихо, чем мог, тем помог.
С раной Моргульским на землю прилег.

"Черт! А тебя тяжеленько нести!"
Только иначе его не спасти.
Пусть я не лекарь, не маг, не герой -
Но за своих мы в отряде горой.

Эльфы слегка подстрелили меня.
Падаю, тупость и меткость кляня.
Хочется верить - поймут, что к чему,
Хочется верить - помогут ему.

Вроде очнулся. И вроде живой.
Кто-то знакомый стоит надо мной.
"А, это ты... Ну чего ты ревешь?
Я-то вполне, а других не вернешь."

Эльфы сказали: "Ты был решето.
Так что лечить не пытался никто.
Рана на ране, но друг твой упрям.
Он доказал это смерти и нам."

Долг нас позвал, но спросить позабыл,
Как тебе дорог оставшийся был,
Сколько собою тебя прикрывал,
Сколько себя за тебя он отдал.

Но хочется верить - мы встретимся вновь
Раньше, чем станет холодною кровь,
Раньше, чем встанет меж нами беда,
Раньше, чем мимо промчатся года.

Вместе отправимся в новый поход,
Рядом встречая закат и восход,
Хочется верить всему вопреки -
Снова коснусь я знакомой руки.


Б. СТРУГАЦКИЙ

ДЕТИ ТУМАНА

Ты слышишь печальный напев кабестана?
Не слышишь? Ну что ж, не беда...
Уходят из гавани Дети Тумана;
Уходят... Надолго? Куда?

Ты слышишь, как чайка рыдает и плачет,
Свинцовую зыбь броздя?
Скрываются стройные черные мачты
За серой завесой дождя.

В предутренний ветер, в ненастное море,
Где белая пена бурлит,
Спокойные люди в ненастные зори
Уводят свои корабли.

Их ждут штормовые часы у штурвала,
Прибой у неведомых скал,
И бешенный грохот девятого вала,
И рифов голодный оскал,

И теплые ночи, и влажные сети,
И шелест сухих парусов,
И ласковый теплый целующий ветер
Далеких пребрежных лесов.

Их ждут берега четырех океанов,
Там плещет чужая вода.
Уходят из гавани Дети Тумана;
Вернутся нескоро... Когда?


Н. ТОЧИЛЬНИКОВА

АРАГОРН

Суровый скиталец, бегущий от славы,
И зрячим внушая презренье и страх,
Чьи гордые замки повержены в прах,
Но древней судьбы не дописаны главы.
Корона и скипетр единой державы
Твои, если выстоишь в Белых Горах.
Путь Мертвых в холодных подземных мирах -
То путь к обретению истинной славы.
Не будет рассвета, опустится тьма,
Отчаянье волю храбрейших скует,
Мудрейших из смертных лишит ума,
Но древнее знамя надежды сверкнет,
Права Элессара признает страна
И Белое Дерево вновь расцветет.


Н. ТОЧИЛЬНИКОВА

ДЕНЕТОР

Внесите носилки, где мой Фарамир
От раны горит в огне,
Спустите их тихо в подземный мир
Правителей в вечном сне.
Я с вами пойду, ведь мы с ним одно,
И вместе мы примем смерть,
Чтоб только не видеть врагов торжество,
На муки страны не смотреть.
Я знаю, колдун, я еще не слеп,
Что крепость в кольце врагов,
Багровая тьма закрывает свет,
Пираты у наших стоят берегов.
На нас не оденут оковы рабов,
Пусть пламя пожрет позор,
Мой сын не узнает о нем, от снов
Он уже никогда не откроет взор.
А ты же, изменник, отвел мне роль
От мордорской тьмы щита,
Я знаю, что новый идет король,
Мой сын умирает, вся жизнь - нищета.
Я знаю, на место мое ведешь
Бродягу из северных стран,
Уйди же, презренный, чего ты ждешь,
Надежда - твой новый обман.
Несите дрова, пропитайте их
И наши одежды маслом,
И факел несите, чтоб вспыхнули вмиг
Мы в пламени яростно-ясном.
Он выхватил факел, поджег костер,
Без боли вошел в огонь,
Так умер правитель, седой Денетор,
И гордое имя забыто его.


Н. ТОЧИЛЬНИКОВА

ВАЛИНОР

Наше время прошло, и мы больше не властны
Юность мира сберечь на уставшей земле.
Мир стал скучен и стар, но, как прежде прекрасны,
Мы покинем его на своем корабле.
На творении Кирдана, легком и белом,
Вознесемся над бешенством смертных морей.
Встретят ветры нас, спутают волосы девам,
И отстанут, вернувшись в владенья людей.
И раскинется мир, изогнувшись, под нами,
И вдали засияет, как тысяча звезд,
Валинор, что в безумии мы променяли
На бессчетные годы страданий и слез.


С. ЯКОВЛЕВ

Простите мне неверный слог
И пару странных слов -
Их путь сюда был так далек
Сквозь явь миров и снов,

Что смысл стерся и пропал
При свете звезд иных...
Других легенд покров упал
На этот древний стих.

Я вам спою про времена,
Которых не вернуть,
Про острова и города,
Куда потерян путь.

Быть может, в тысяче эпох
Отыщется герой,
Который тысячи дорог
Соединит в одной.

Кем он окажется тогда -
Гном или человек?
Иль эльфа ждет его судьба
И бесконечный век?

Не знаю... может, это тот,
Кто слушает сейчас,
В усмешке приоткрывши рот,
неспешный мой рассказ?

Строка любой из древних саг
Не значит ничего,
Пока не сделан первый шаг
Похода твоего,

Пока не начал сам искать
Следы своей судьбы
В словах, которых не слыхать,
И в шелесте листвы.


В. МАРТЫНЕНКО

Кольцу Измены цвет не дан,
Но все цвета - его.
И тот, кто блеск его познал,
Меняет естество.

Так станет зверем человек,
Шутом - мудрец седой.
И только чистая вода
Останется водой.


СОДЕРЖАНИЕ

М.Авдонина Воспоминание
Митлонд
Осень забвения
Затишье
Ночь перед битвой
Песня
Полнолуние
Тревога
Стальное сердце
После битвы
Гавань
Следопыты

В.Глущенко Ночная песнь

Л.Денисюк "Два воинства сошлись в пыли..."
"О конник невесомый!"

Е.Ивонина Гондор

А.Каковиди Леса Галадриэли

И.Кобунова Серебристая гавань

Н.Мазова Золотые листья
Фродо
"Тревожная тайна..."
Намарие, Лориэн!
Песня Галадриэль
"Тревожная тайна безумной надежды..."

Е.Назаренко Фродо в Парт-Галене
Западный ветер
Ванаимэльда, Арвен!
Несказанное
Белый Всадник
Песенка Сэма
"Огни заката догорали..."
"Отважные герои..."
Белый парус
"Хочется верить..."

Б.Стругацкий Дети тумана

Н.Точильникова Арагорн
Денетор
Валинор

С.Яковлев "Простите мне неверный слог..."

В.Мартыненко "Кольцу измены цвет не дан..."


М.Авдонина

После битвы

Ночью после боя
Дымом пахнет воздух.
В небе надо мною
Чуть мерцают звезды.

Тихо-тихо ночью
В поле после сечи:
Ветер стих восточный,
Кони ржут далече.

Где-то рядом сонно
Вскрикивает птица.
...А меня ждут дома,
Мне ж не воротиться.

Мне б пойти до дома,
Да кольчуга рвана,
Меч булатный сломан,
Да под сердцем рана.

Кровь капелью алой
На траву стекает...
Отчего усталость
Вдруг пришла такая?

Мне б еще отсрочку
Выпросить у смерти:
Пережить бы ночку
Да рассвет бы встретить.

Кромка золотая
Вспыхнет над горою -
Улыбнусь тогда я
И глаза закрою.

А душа куда-то
С ветром унесется.
На траве примятой
Под лучами солнца

Заблестят не росы
На зеленом шелке -
Алых капель россыпь,
Как зари осколки.

Годы все, что было,
Пеленою скроют,
Зарастут могилы
Шелковой травою.

Но навеки в травах
Сохранится память
Россыпью кровавой -
Алыми цветами.


М.Авдонина

Свет серебра струил Тельперион,
И золото ронял Лаурелин...
Вы просите спеть песню тех времен?
Я не могу - ведь песни те ушли.

А может быть, я сам ушел от них,
Оставив их навек в земле Аман...
Я спеть могу вам о волнах морских,
Одетых в серый, призрачный туман.

Я бросить эти песни мог в пути,
На битом льду, где были мрак и смерть.
Мне этих песен больше не найти...
Я вам могу о Хелькараксе спеть.

Я спеть могу о зареве вдали,
Что опалило край небес огнем.
В том зареве сгорели корабли,
И песни мирных лет сгорели в нем.

В сраженьи жарком, в яростном бою
Забыть я песни радостные мог...
Я песню боевую вам спою,
Отточенную, как меча клинок.

Война и смерть... Не сосчитать могил.
И навсегда земли могильной плащ
Песнь о Земле-Не-Знавшей-Смерти скрыл...
Я вам спою о павших в битве плач.

А если не по сердцу будут вам
Баллады о печали и войне,
Я подберу красивые слова,
Спою о звездах, Солнце и Луне,

О ветре, что колышит море трав,
О вечных ледниках на пиках гор,
О чистых родниках в тени дубрав...
Но не просите петь про Валинор!

Навек забыты песни той земли,
Седой туман окутал гребни волн.
И больше не цветет Лаурелин,
И навсегда увял Тельперион.


М.Авдонина

Койре

Еще зимуют в дальних странах птицы,
А ветер уж порывист, влажен , свеж.
Тревожен, как и всякая граница,
Приходит Койре - двух времен рубеж.

Зачем земля не ведает покоя?
Зачем вослед сверкающей зиме
Опять приходит Пробужденье - Койре,
Приходит месяц ветра - Сулимэ?

А мне бы в час, когда созвездья тают,
И небосвод зарей едва омыт,
Пройти, следов почти не оставляя,
По серебру и жемчугу зимы,

Услышать, как ночами в звездной выси
Чуть слышимо звенят кристаллы льда...
Сугробы потемнели и раскисли,
Их напитала талая вода...

А мне бы захлебнуться далью синей,
Увидеть, как последний тает снег,
И лес вуаль зеленую накинет,
И птицы закружатся в вышине,

И улыбнутся солнцу первоцветы,
Как тысячи раскрытых ясных глаз...
Я сотни раз, пожалуй, видел это,
Тревожась и ликуя каждый раз.

И вновь приходит время удивляться
Уходу льда, рождению листвы...
О время Койре - странная граница,
Что отделяет зиму от весны!


М.Авдонина

Не слыша ни победных криков громких,
Ни труб, что песню торжества поют,
Несешь ты на руках меча обломки,
Как тело друга, павшего в бою.

Застывший взор невидящ и отчаян
От слез, готовых по щекам потечь.
Смеются, не поняв твоей печали,
Товарищи: "Сломал свой верный меч..."


М.Авдонина

Альтернатива

В долине - строй домов многоэтажных,
Коробок из камней и кирпича.
А за рекою - черный дым все так же,
И пламени отсветы по ночам.

Зловонием курятся шлака горы,
Тускнеет солнце в дыме, восходя.
Ползут с востокатучи и на город
Роняют капли черного дождя.

А люди, ничего не замечая,
И думать не желая про Врага,
Лишь о себе заботясь и печалясь,
Спокойно обживают берега.

Отстроены мосты, а переправы
Давным-давно забыли блеск мечей.
И в реку, исходя холодным паром,
Вливается отравленный ручей.

А на горе - разрушенная крепость.
Остатки стен скрываются в траве,
Заросшие бойницы смотрят слепо,
И копоть красит камни в серый цвет.

Железные ворота с петель сбиты,
И часовые вход не стерегут.
Зачем? Ведь крепость всеми позабыта
И не нужна ни людям, ни Врагу.

В камнях гнездятся полевые мыши,
На стенах в полдень греются ужи...
Кто скажет, кто ответит, как так вышло,
Что пала Циталель, а Мордор жив?


М.Авдонина

Песни ветра

Как часто там, где блеск теряли свой
Клинки мечей, окрашенные кровью,
Слетала смерть, не дав закончить бой,
И песню оборвав на полуслове.

Но смерти вопреки, назло врагу,
Не оставалась песня недопетой.
Последним вздохом с неподвижных губ
По ветру уносилась песня эта.

Сьедали память ржавчина и тлен,
И забывались битвы и победы,
А ветер все искал по всей земле,
Кому бы эти песни мог поведать.

На ярмарочной площади запел
На древнем языке певец бродячий,
И слов понять не мог никто в толпе,
Но все стояли, слушая и плача.

И кто-то, кинув в шапку медный грош,
Спросил потом с неловким интересом:
"Поведай нам, певец, о чем поешь?
Мы не слыхали раньше этих песен."

А он молчит. Забыты те бои,
Где эти песни были недопеты.
"Не знаю. Эти песни не мои.
Не знаю чьи. Быть может, песни ветра."


Л.Дениисюк

Меч Артура

Вскормленный кровью рубин
На рукояти меча.
Меж незнакомых руин
Призраком ходит свеча.
Зарево... Что это там?
Холод ползет по спине.
Тропы, ведущие в Храм,
Мрачны при полной луне.
Грани рубина темны,
В грезы врывается страх:
Видеть подобные сны -
Жить в этих странных мирах...
"Это не страшно ничуть!" -
Голос сорвался на крик
Только осталось - шагнуть...
Что же ты медлишь, старик?
Время раздумий прошло,
Клятв ураган пролетел,
Вот тебе вечное Зло -
Ты с ним сразиться хотел.
Вот тебе битвы и боль,
И испытанье души,
Вот тебе черный король,
Вот тебе чести гроши...
Свергнуть, оставить, сберечь?
Совесть пустить на размен?
Или кормить этот меч
Кровью из собственных вен?
Белый и черный смешать -
Серый получится цвет...
Правда ведь, легче решать
Все, когда третьего нет?
Ты от сомнений страдал,
Чашу последнюю взвесь.
Брат мой, чего же ты ждал,
Если не этого, здесь?


Л.Денисюк

В дорогу

Ложитесь, вставать будем рано.
Ну что вы, какие секреты!
Мы завтра уедем с бесстрашнй охраной
Обычной почтовой кареты.
Товарищи наши отныне -
Оружье, отвага и вера -
Хранить будут нас от араба в пустыне,
В морях - от ножа флибустьера.

По сумке, по пыльной котомке,
Видавшей и виды, и годы,
Узнают нас те, кто и сами потомки
Все той же бродячей породы.
По быстрой походке, по взгляду
Глаз, что и от горя не плачут,
Упрямству, удару, загару, наряду
Узнает нас ветер удачи.

Так пусть при своем я останусь,
Не надо о смертной тревоге...
В заливе жемчужном белеет мой парус,
Копыта стучат по дороге.
Как славно, что кладов зарытых
Полно, что чисты наши реки,
Что много морей и земель неоткрытых
В горячем семнадцатом веке!

Ну что ж, оставайтесь, кто хочет!
За пояс заткну пистолеты.
Открыты ворота, Фортуна хохочет
На козлах почтовой кареты.


В.Фирсов

Письмо в Лориен
(из серии "Серый Отряд")
В духе О.Мандельштама

...А у нас в Хоббитании дикой цветы расцветают,
Над полями и норами белая светит луна...
Помнишь, Арвен, как листья мэллорнов над нами звенели,
Как играла гитара и песни ты пела одна?

Да, ты помнишь! И я до сих пор вспоминаю
Этих песен узор и мелодию царственных слов,
И мелодии эти я здесь до сих пор напеваю,
И напев этот мне вечно светел и кажется нов...

Как там, в Чаше Владычицы, снова клубится та тьма,
Что, нависнув над Мордором, может нависнуть над миром?
О мой Белый Цветок! Без меня ты скучаешь одна...
Я вернусь. Но сначала верну я спокойствие Ширу.


Е.Ивонина

Между нами пространства легли,
Как бескрайнее море.
Снова ты у пределов Земли
В неусыпном дозоре.

Я стою на вершине холма,
Открывающей дали.
Мир вместился, огромен и мал
Весь в мое ожиданье.

Догорает на западе день,
Ночь врата отворяет.
Я лицо поднимаю к звезде,
Что твой путь озаряет.

На вершине холма, чуть дыша,
Замерев без движенья,
Я хочу уловить первый шаг
Твоего возвращенья.

Но рассветом сменяется мгла,
Дни проходят за днями,
И ногами я в землю вросла,
Словно ясень - корнями.

Серебристый окутал покров
Мои руки и тело.
Сколько зим, сколько буйных ветров
Надо мной пролетело?

В небе - сполохи майских зарниц,
И уже я не знаю -
То ли слезы роняю с ресниц,
То ли росы роняю.

Прямо к небу возносит листва
Шелковистую крону -
Так надела моя голова
Золотую корону.

И когда ты вернешся ко мне
Через годы разлуки -
Только лист упадет в тишине
В твои сирые руки.


Е.Ивонина

Песня Арвен

Когда осенние ветра,
Срывая, листья гонят прочь,
И солнце с самого утра
Не может сумрак превозмочь,
И горек даже хлеба вкус,
И меры словно нет у Зла,
И тяжко, как свинцовый груз,
Усталость на плечи легла,
Когда в сердечной глубине
Надежды луч почти угас -
- Мой друг, в печальный этот час
Припомни обо мне!

Припомни юную весну,
Потоки света и тепла,
И тропку узкую одну,
Что нас кружила и вела,
И трав узорное шитье,
И золотой полдневный зной,
И лепет листьев и ручьев
В зеленой Крепости Леcной,
И клятвы, что связали нас,
И звездный свод над головой -
- Мой голос, нежный и живой,
Припомни в этот час!

И пусть любовь моя хранит
Тебя на гибельном пути,
Какие б сотни дней и лиг
Тебе не довелось идти.
В краю, где ясен небосвод,
И там, где вековечна мгла,
Пусть мой привет тебя найдет
Хоть взмахом птичьего крыла.
Всевластней тысячи разлук,
Сильнее смерти, крепче скал -
- Моя любовь, моя тоска,
Моя надежда, друг!


Е.Ивонина

Шквал

Плюет дождем в лицо нам непогода,
Взбесившись, ветер бьется в парусах.
Последний луч заката - иль восхода? -
Багровым шрамом метит небеса.

Нас гонит шквал, что послан, видно, чертом,
А капеллан взывает ко Христу!
Визжит перо, по карте полустертой,
Прокладывая рваную черту.

Осипший боцман поминает душу,
У помп матросы валятся без сил.
О, Боже правый, сотворивший сушу,
Нас мимо этой суши пронеси!

Большая честь - пойти на корм акулам,
Да не потонешь, коли ждет петля.
Угрюмый кэп - одни глаза да скулы -
Застыл, как изваянье, у руля.

Бежит по вантам призрачное пламя,
В одно смешались воздух и вода.
Держись, малыш! Под всеми парусами
"Красотка Молли" мчится в никуда!


Кэтрин Кин

Авалон

На берегу реки реки благословенной
Заплакали мы, вспомнив Авалон.
В руках остались сломанные шпаги,
Щиты развесили мы на деревьях.
Разрушены серебряные башни,
Омыты кровью улицы и стены.
Так сколько, сколько миль до Авалона?
- И все, и ни одной.
Разрушены серебряные башни...

В огне пожара пеплом стали книги,
И летописи и стихи сгорели,
И не прочтет никто слова былые,
Преданья и легенды Авалона.
Разбиты арфы наших менестрелей,
Их песням не звучать в высоких замках.
О сколько, сколько песен в Авалоне?
- И все, и ни одной.
Разбиты арфы наших менестрелей...

Не реет в небе гордый древний стяг,
Не наполняет ветер паруса -
В сражении погиб великий флот,
И спит на дне матрос и капитан,
Над побережьем чайки горько плачут,
И воды гавани темны и непроглядны.
О сколько, сколько звезд над Авалоном?
- И все, и ни одной.
Над побережьем чайки горько плачут...

Скитальцами, изгнанниками, в горе,
В слезах мы покидали Авалон.
В руках - лишь только сломанные шпаги,
В сердцах - печаль и гнев, любовь и горе.
В руины древний город обращен,
И горечь пепла отравила ветер.
Так сколько, сколько башен в Авалоне?
- И все, и ни одной.
В руины древний город обращен...

О, Авалон!
Разрушены серебряные башни,
Разбиты арфы наших менестрелей,
Над побережьем чайки горько плачут,
В руины древний город обращен,
И не дойти теперь до Авалона.
Нет, не дойти. И не простить. И помнить,
Вечно помнить Авалон.


Кэтрин Кин J.R.R.T.

Ulinde

Из музыки светлых видений,
Из слов позабытых преданий
Игрою мерцающей тени
Соткалась ткань Мирозданья.
И было светло пробужденье
И радостно узнаванье
In this Fairy Kingdom of Arda.

И звезды светло воссияли
Над миром безмолвным и новым.
Когда голоса зазвучали,
"Звезда" - было первое слово.
Нарушено было молчанье,
И именем стало названье
In this Fairy Kingdom of Arda.

И мы повстречались с тобою
Весной над рекой колдовскою
С таинственной темной водою.
И пели в лесах соловьи,
Когда признаваясь в любви,
Мы руки сомкнули свои
In this Fairy Kingdom of Arda.

И нас ожидали разлуки,
Дороги, года и печали,
Но снова и снова встречались
Над бездной и тьмой наши руки.
И вместе мы счастливы были,
И я повторял твое имя
In this Fairy Kingdom of Arda.

Но нет мне приюта отныне
В земле, где цветы увядают,
И где не звучит твое имя,
Где снег все следы заметает.
Закрыта дорога обратно
Для тех, кого смерть повстречает
In this Fallen Kingdom of Arda.

And I am left indeed one-handed,
And I cannot plead before Mandos,
And there is no The Land of the Dead that Live,
In this Fallen Kingdom of Arda,
Where the servants of Morgoth are worshipped...


О.Леденев

Первая песня Берена
(Нельдорет)

Эхо звука в траве,
Эхо света в листве,
Эхо облика в бликах ручья...
Звон сосны в облаках,
Звон весны в родниках
Повторяют напев соловья...

И я с ними пою этот радостный хор,
Словно не было ужаса гор -
Словно только что сам появился на свет
И приветствую первый рассвет.

Отзовись, Соловей,
Появись, Соловей,
Оживи неподвижность ветвей!
На поляне твоей
Буду ждать, Соловей,
Нет на свете чертога милей!

Я пою поутру,
Я пою ввечеру
И стволов обнимаю кору -
А ночами лежу
И на небо гляжу,
И в созвездьях твой лик нахожу.

Для крылатой ольхи
Я слагаю стихи,
Как еще о тебе рассказать?
Может слушать весь день -
Мне ведь тоже не лень
Целый день о тебе повторять!

Кем я был? Кем я стал?
Раньше жил, точно спал -
Только спала с очей пелена.
Не тебя ли искал
Средь деревьев и скал,
Чтоб узнать, что такое весна?
Мы танцуем с ольхой,
Она тоже хохочет и тоже весною пьяна!


О.Леденев

Вторая песня Берена
(Менегрот)

Эй, небо, кто тебя придумал?
То-то, видно, умный парень был,
Что море вывесил сушиться
И гвоздями-звездами прибил.
Эх, жалко, не дано мне крыльев,
Я бы оторвался от земли
И увидел сверху горы,
Голубых озер узоры
И седой Дортонион вдали.

Эй, духи, как у вас там с почтой?
Я б послал записку: Слышь, отец,
Твой Берен, недотепа Берен,
В первые пробился наконец.
Я - первый, жаль что ты не видел,
Ты бы позабавился вполне -
Нынче утром Тингол мудрый,
Эльф-владыка златокудрый,
Солнце за стекляшку продал мне.

Эх, эльфы, дураки вы, эльфы -
Дался же вам этот сильмарилл,
Я бы из одной ее улыбки
В тысячу раз больший сотворил,
И с песней, золотою птицей,
Солнцем зашвырнул бы в вышину
Третьим солнцем - ведь второе
Уж старо, и я не скрою,
Что на первом вскорости женюсь.


О.Леденев

Берутиэль

От гавани, от пристани,
От порта, от причала,
Кораблик путь высвистывал,
И, мрамора бледней,
Она глядела пристально -
Судьба ее кончалась -
Но губы только стиснула,
Укуталась плотней.

Плыви, кораблик старенький,
Плыви, не возвращайся.
Прощайте, государыня,
Сударыня, прощайте.

Зеваки за заборами.
Добро, хоть не смеются.
Попрятались изменники,
Довольны: "Поглядел!"
Стоит царица гордая,
И покрывала вьются,
Но сохранить презрение
Холодный взор умел.

От башен Минас-Тирита,
От золота и Древа,
Отверженная, лишняя,
В желанной тишине,
Проклятая, бессильная,
Катилась королева,
И молча кошка белая
Сидела на корме.

Свита в ту же заключена тюрьму,
Тот же холод в кошачьих глазах.
Зацепившись уголком за корму,
Уплывал из Гондора страх.

Нелюбимая, нелюбившая,
Ненавистная и недобрая,
Не забудется непростившая,
Первый вестник, намек шторма долгого.


О.Леденев

Ночной дозор

Над холодной рекой, над равниной земной,
Над домами людей, над стеной крепостной,
Зорко, пристально глядя, застыл надо мной
Шар зловеще-стальной, что зовется луной.

И блестит, отражаясь, повсюду луна:
И в глазах, и на стенах, и в створе окна,
И на каждом щитке на доспехах она,
И в реке, и в созвездиях отражена.

И ничто не способно противиться ей:
Все опутала сетью блестящей своей.
И с меча не пытайся снять лунный налет:
Он уже заражен. Он, наверно, умрет.

А по бурым холмам за холодной рекой
Шип змеиный ползет, еле слышный такой,
И мертвеет трава, и туманы темны.
Это ужас, кошмар. Это ветер с луны.

Это ветер с луны бьет круги по воде,
Это ветер с луны, будто сон о беде,
Это ветер с луны пеленою плывет,
Это ветер с луны к нам врагов призовет.

Он на стены всползает, полуночный вор.
О, как мягко и сладко дыханье его!
Меч тускнеет и гаснет, слабеет рука,
И бьет молот, и молот, и молот в висках!

И захочется скрыться, бежать, уползти -
Но спастись невозможно из лунной сети.
И уже вижу - копья блестят вдалеке...

Нет. Пока это только луна на реке.


О.Леденев

Разговор эльфа с деревом

Нет, в одночасье мир не пропадет.
Не рухнет небо, море не нахлынет.
Из нас с тобою кто-то раньше сгинет.
Огонь, стрела, топор ли - что нас ждет?

Друзей увижу за Морем опять,
Но нам с тобой уже на этом свете
Не свидеться. Рукой не разорвать
Последовательность тысячелетий.

Что стоит людям дерево срубить?
Пустяк! И что им вечность, мотылькам!
Роятся, мрут - не в этом ли их счастье?

Как жаль, что смерть нельзя остановить
На время, чтоб успеть по всем лесам
Пройти - и с каждой веткой попрощаться.


О.Леденев

Из темного Дунхарроу Теодену вослед
Дорогой пыльной парами летел наш эоред.
Зовет нас дружба старая и прадедов обет
Из темного Дунхарроу Теодену вослед.

Конь мой, лети ветром ночным!
Солнце вернем, вернем!

Не ждите нас, красавицы, на праздничный обед.
Вы знаете и сами - всем вернуться шанса нет.
Покуда небеса черны и прячется рассвет,
Не ждите нас, красавицы, на праздничный обед.

Конь мой, лети ветром ночным!
Солнце вернем, вернем!

Такое уж веление недобрых наших лет:
Не знаешь, что в наследие получит белый свет.
Кому вести последний бой, и будет кто воспет?
Такое уж веление недобрых наших лет.

Конь мой, лети ветром ночным!
Солнце вернем, вернем!


О.Леденев

Дэйлский цикл

I.

Господин смелый, смелый,
Ты силен телом, телом,
В прошлый раз
Битый час
Вдаль глядел,
Это совсем не дело.
А туман белый, белый,
Длинный дождь мелок, мелок,
Не ходи,
Господин,
В город Дэйл,
Нечего в Дэйле делать.
В городе Дэйле стены,
Между стенАми тени,
Там дракон
Испокон
Ворожит
Между стенАми тени.
Там не летают птицы,
Там нельзя спать ложиться,
В час ночной
Пар речной
Окружит -
Можешь не воротиться.
Только сиди и слушай -
Где-то под этой глушью
Колокол
Молоком
Звуки льёт
Капля по капле в душу.
Где он, никто не знает,
Ветер его качает,
Об одном
День за днём
Песенку повторяет...

Да не буди ж ты лиха,
Там уж давно всё тихо,
Что тебе -
Плохо жить?
Ну скажи!
Только не строй ты психа!
Ты не один на свете,
Знаю я сказки эти,
Ведь ему
Все мечи -
Что ножи,
Что же вы все, как дети!

Только весьма похоже -
И над тобою тоже
Капельки пляшут тесно,
Колокол строит песню.
И над тобою тоже, и над тобою тоже...

Господин смелый, смелый,
Спрячь свои стрелы, стрелы,
Воевать
Шел бы, друг,
Ты на юг,
Нечего в Дэйле делать.
Кроме камней унылых,
Кроме туманов гнИлых,
Кроме песенки этой,
Ничего нету, нету...

II.

Зелёный мир, вдали река,
Я ухожу от родника,
Я не попробовал воды -
Бутыль наполнил, и лады.
Когда ж он скроется из глаз,
Тогда и выпью тот запас -
Чтоб не захотеть сюда вернуться еще раз.

Черешня машет мне рукой:
- Да ты не пробовал такой
Чудесной ягоды весной,
Ну посиди, побудь со мной! -
Нарву я ягод три горсти,
Но не присяду, - уж прости! -
Тут важно не начать, тут важно вовремя уйти.

И не важна помехи суть,
А важно взгляд не повернуть.
Я лишь две вещи в жизни начал -
Дыхание и путь.
Я верю: облако умрет,
Коль не изменит ход,
Закон неповторенья - вот закон больших высот.

Пусть слава катится, маня,
Пускай забудут все меня,
Я ухожу в цветенье дня -
И ни телеги, ни коня.
Пускай воюют короли
За пригоршню земли -
Хватит для меня простора в розовой дали.

III.

Дракона непрочные сны
Прекрасней эльфийских царевен,
Подгорные корни темны,
И смысл их и важен и древен.

Но слаще красивейших снов
Мне явь - изумрудов мерцанье,
Основа дражайших основ -
Сокрытой красы созерцанье.

Моё! я венчаю собой
Венцы золотые пигмеев -
И в прах обратится любой,
Кто кражу задумать посмеет!


Вершина творенья - Дракон!
Легко совершенное тело,
Где разума дар совмещён
С могуществом плоти умело.

Я власть, я король под Горой,
Я ужас всего Средиземья,
Средь мёртвой красы золотой -
Живое её воплощенье.

Я сам - будто собственный сон,
Единственный свой подчинённый,
Я сплю, но при слове "Дракон"
Трепещут умы миллионов!


Но - что я слышу?
Что?
Не шаги ли?
Кто посмел?
Может - мыши?
Стоп...
Мыши были,
Я их съел!
Нет, не мышь, не жук...
И не птица...
Ах, бандит!
Вот я слышу звук...
Вот тупица!
Он трубит.
И смеётся... тьфу!
Что за дерзость!
Проглочу!
Вот дождётся! Тьфу!
Просто мерзость!
Растопчу!
Где ж ты, рыцарь? Хам!
Пёс двуногий!
Погублю!
Здесь боится? Там,
на пороге,
раздавлю!
Ну иди же! Срам!
Сколько можно?
Эй, кончай!
Чтоб я вышел сам?!
Это можно!
Что ж - встречай!


Вершина творенья - Дракон!
Легко совершенное тело,
Где разума дар совмещён
С могуществом плоти умело.

Я власть, я король под Горой,
Я ужас всего Средиземья,
Средь мёртвой красы золотой -
Живое её воплощенье.

Пал город в крови и огне,
Я - гибель, я сгусток кошмара,
И кровью струится во мне
Та ночь, что древнее валаров!


О.Леденев

Моя звезда

Среди миров, в мерцании светил
Одной звезды я повторяю имя,
О, сколько её свет в себя вместил -
Сиянье первых звёзд над голубыми
Просторами морей, и свет дерев,
И Тириона мраморные стены,
И отблеск королевы королев,
И Калакирия цветную пену,
Сиянье глаз, и Ясный Сильмарилл -
О, сколько её свет в себя вместил!

В ней пламя озаряет грани вод,
И Солнца первый розовый восход,
И жар дракона, и клинок в крови,
И пламя гнева, и огонь любви,
Она венчала Маэдроса стяг,
Когда он шёл на Нирнаэт бесстрашно,
Но свет её лучил кровавый мрак
В Арверниэнской схватке рукопашной..
О, сколько раз она закрыть смогла
Собою, как щитом, деянья зла!

Но меч не перестанет быть мечом,
Когда рука врага им завладеет,
Не то чтобы она тут ни при чём,
Но славы её зло лишить не смеет,
Звезда моя не призывает в бой
И не зовёт за дальние вершины,
Она всего лишь шепчет: - Я с тобой.
Пускай не пригожусь, но не покину. -
Хозяйка звёзд - Гилтониэль одна,
Но эта не богами нам дана!


О.Леденев

Тургон

В окаменелых кронах - тишина.
Ведь не о чем поговорить растеньям.
Ни ветра шум не нарушает сна,
Ни шелест дождевой, ни птицы пенье.

Поднявши тучку мутную со дна,
Скользит по травам рыбка зыбкой тенью.
То Дориат, волшебная страна;
То тайная поляна Лутиэни.

А где-то город, белый, кружевной,
Он тоже спит под мягкой пеленой,
Но верит в день, когда отхлынут тени,

И Тургон на знакомый холм взойдет,
И в счастье на колени упадет,
И, плача, будет целовать ступени.


Н.Ленская

Заколдованный лес - 1

Здесь черные тени
меж черных стволов,
Здесь черный течет ручей,
И черный олень
от черных волков
Бежит по черной тропе.

Здесь черные чары окутали лес,
И мы, Мориквенди, живущие здесь,
Храним свет костров на Священной поляне
И свет наших глаз и старинных преданий.

Нам ведом язык
деревьев и трав,
Нам птицы приносят весть,
И тонкий клинок
в умелых руках
разрубит паучью сеть.

И черные чары оставят наш лес,
А мы, Лаиквенди, останемся здесь,
И будут звучать на священной поляне
Слова новых песен и древних предаий.


О.Леденев

Заколдованный лес - 2

Зачарованный, Заколдованный...
Кто-то Черным назвал, Лихолесием -
Этот храм, полутьмой разрисованный,
Это хмурое великолепие.

Я забылся здесь. Потерялся я.
Хоть и знаю здесь веточку каждую.
Зачарованный - ты судьба моя,
Вне тебя ничего уж не жажду я.

По лесу пройду ввечеру я,
Сушняку в костер наберу я.
Твои кудри не будут мной сломаны,
Зачарованный, Зачарованный,
Охраняй меня в эту ночь.


Вон паук спешит с ношей тяжкою,
Тащит гнома - худого, прям глистика.
Эх, вступился бы за бедняжку я,
Только больно уж мягко на листиках.

Как спокойно здесь! Как привольно здесь!
Стоят буки рядами, колоннами...
Паукам же, им тоже нужно есть,
Ведь они агрессивней, голодные.

Осень подойдет - я не встану,
Новый слой листвы к океану
Поднесет - и забудусь, прикованный
Я к корням твоим, Зачарованный.
Охраняй меня в эту жизнь.


О.Леденев

Заколдованный лес - 3

Как под крышкою огромной
Спит в котле пахучий пар,
Ночью тихой, тайной, темной
Спит зеленый Тауремар.

Спят лягушки за болотом,
Спят олени за тропой,
Спят дворцовые ворота
И бочонки в кладовой.

Только вдруг в чулане пыльном
Затрещал старинный шкаф,
Содрогнулся раз несильно,
Раскачнулся, задрожав,

Чудо! - шкаф зашевелился,
Основательно чихнул,
И открылся, и закрылся,
И потом опять уснул.

Заскрипела дверь чулана
И ругнулась на чем свет,
И в столовой два стакана
Вознеслися на буфет,

И, кружась на круглом блюде,
В довершение чудес,
Выпорхнул вчерашний пудинг
И кусочками исчез.

А потом бутылка взвилась
И пролилась в пустоту,
А когда она разбилась -
Было слышно за версту.

И дрожали эльфы в спальнях,
Укрывались с головой:
Ходит пьяный и нахальный
По чертогам домовой!

Кто нашел бочонок рома
И за ночь опустошил?
Кто залез на спинку трона
И кусочек откусил?

Кто сует огрызки в тесто,
Отвратительно свистит
И орет блатные песни
Про букландских хоббитих?

И король сердился сильно,
И созвал большой совет,
И сказал: "Мне этот Бильбо
Надоел уж - мочи нет.

Я приветствую, признаться,
План дракона обокрасть,
Но зачем тренироваться,
Истощать наш скудный край?

Предлагаю: этой ночью
Гномов всех освободить,
Рассовать их всех по бочкам,
Бильбо сверху посадить.

В Эсгароте рыбы много,
Да и золота запас.
Там простор для тренировок,
Много лучше, чем у нас."


А.Ленский

Феанор после Дагор-нуин-Гилиат

Окончена битва! Все войско злодея
Бежит пред эльфийским мечом.
И где ж они, где, те гигантские змеи,
Кем Мандос пугал дурачье?

Тебя, прорицатель, давно раскусил я,
Не плачь, мы тебя не сместим:
На всякую силу найдется бессилье,
Утешься хоть братцем моим!

Свободные эльфы - не слуги валарам.
Не Манвэ мы дети - Эру.
И значит, вы перепугались недаром:
Коль Ангбанд с земли я сотру,

Зачем нам тогда ваши все поученья
И звон ваших сладких речей?
Ведь Моргот, пожалуй что, был не слабее?
А значит - немногим глупей?

Сынок, не волнуйся! Ведь я - не предатель!
Меня тот, конечно, простит:
Я дам королевство любимому брату,
Лишь пусть не стоит на пути!

Поклонится в ноги нам за избавленье
Дикарь - корабельщик Кирдан;
А лодок его, быстрокрылых, как тени,
Нам хватит на весь Араман.

А Фингону Хитлум я весь подарю,
На память о просьбе твоей;
Ты знаешь кого-нибудь, кроме Эру,
Кто б выделил долю щедрей?

Зачем нам здесь нытики в час торжества?
Их время попозже придет!
Эй, видите? Во-он там дымится трава!
Наверно, уж Ангбанд! Вперед!


А.Ленский, О.Леденев

Песнь о гибели короля Азагала

Судьба была битве Ужасной прослыть,
И вновь Анфауглит дымился,
И воздух устал в себе стрелы носить
И каплями пота сгустился.
И ветер с Ангбанда был жаркий и злой,
И Аулэ горы курились золой.

Когда огнедышащим, ярким клинком
По телу эльфийского войска,
Златым волнорезом прошелся дракон,
То гномы держались геройски;
И, выдержав змея пылающий шквал,
Свой подвиг бессмертный свершил Азагал.

От крови дракона пьянела земля
И лопалась вверх пузырями.
И гномы, подняв своего короля,
Его пронесли через пламя
И вынесли с поля, и в горы ушли.
А битва еще догорала вдали...

(Но самый отважный, юнец-сорванец,
Гонец короля быстроногий,
Вернулся туда, где остался венец
И шлем государя двурогий.
Как выбрался он, не расскажет наш стих;
Но выбрался чудом и встретил своих.)

Четырнадцать гномов от орков спаслись,
От полчищ уже победивших;
И с ними два эльфа в ущелье пришли
И встали у тела, склонившись.
И Аулэ горы смыкались кругом
И словно бы тоже вздыхали о нем.

И светел, казалось, был лик короля
Во тьме векового ущелья.
И светел был меч, Голубая Заря,
Из ногродского подземелья -
Сработан был Тельхаром дивный клинок,
Лишь он поразить Беспощадного смог.

А рядом лежали корона и шлем,
Горели драконовой кровью.
Вдруг нольдорец что-то шепнул и затем,
Шагнувши к его изголовью,
Легко прикоснулся к челу короля -
И замерли гномы, о чуде моля.

И Аулэ горы, забыв о врагах,
Их радостный крик отразили:
Дыханье проснулось на бледных губах,
И мертвые очи открылись!
Но эльф только тихо качнул головой:
Тут был он бессилен бороться с судьбой.

И гномы глаза опустили к земле
И молча, печально стояли.
Им было в новинку терять королей;
Еще ноготримы не знали
Клятв мести и прочего, что под рукой
Имеют все эльфы на случай такой.

Нарушил молчание нольдор второй,
Сокрытого Города воин:
"Твой подвиг великий, о горный король,
Прославлен быть в песнях достоин!
И имя твое среди лучших имен
Украсит страницы грядущих времен.

И доблестный нольдор о нем запоет,
И синдар, лесами хранимый,
И адан за чашей вина помянет,
И братья твои - ноготримы.
Да, эльф не один позавидует столь..."
Но тут шевельнулся и молвил король:

"Не надо об этом. Еще я дышу,
Но жизни порвалися нити.
У вас я одно перед смертью прошу:
О том, что случилось - молчите!
Не знают пускай ни друзья, ни враги
О том, как король Белегоста погиб."

Сказал - через силу - и снова затих.
Загадкой слова прозвучали.
Но гондолидримы молчали о них,
И Аулэ горы молчали.
И, недоумение в гномьих глазах
Увидев, король Азагал рассказал:

"На эту войну я идти не желал,
Хоть Маэдрос прочил победу.
Он друг мне, и я бы его поддержал,
Когда б не царапина эта
(Пустяшное дело, шальная стрела;
Но рана еще не совсем зажила).

Ты помнишь ли, Раир, наш спор до утра?
Противился я выступленью.
А помнишь - ты все удивлялся вчера,
Как быстро сменил я решенье.
Скрывать уже боле бессмысленно мне:
Я вестника видел в ночной тишине..."

В расселине горной, пробитой грозой,
Назойливо речка журчала.
Нахлынула горечь горячей слезой,
Нахмурился лоб Азагала,
Предсмертным предвиденьем видя вдали
И Фингона гибель, и Хурина клич.

Что страшный разгром Средиземью несет?
Что станет с родным Белегостом?
В оружии гномы достигли высот,
В бою одолеть их непросто,
Но воинам черным число - легион,
И Аулэ горы от них не заслон.

Да, Маэдрос, видно, опять поспешил...
А может, промедлил с ударом?
Да, кстати, а что он в бою не решил
Надеть Азагала подарок?
Победными рунами был освящен
Тот шлем, на котором смеялся дракон...

И, вспомнив о тайне, что в сердце держал,
И смерти вдыхая дыханье,
Слабеющим взглядом спросил Азагал
У каждого клятву молчанья.
И каждый глазами сказал: "Никому!"
И он успокоился, веря тому.

"Я вестника видел", - продолжил король,
Собравши для голоса силы. -
"Явился он поздней ночною порой.
Свеча нам тревожно светила.
Он мерил шагами ковровый гранит,
И эхо неслось от испуганных плит.

Сказал он: "Я послан тебя упредить,
А ты уж решай, как умеешь.
В той битве, что вам, может быть, предстоит,
Вновь выйдет исчадие смерти -
Тот ужас, что многие годы дремал
В пещерах подземных, таился впотьмах.

И станет он вечно во страхе держать
Всех хазад, пощады не зная;
И станут при имени этом дрожать
Воители, меч опуская.
И даже когда через много веков
На свете исчезнут такие, как он."

- Заставили вздрогнуть невольно тогда
Пророчества мрачные речи... -
"Неужто народ мой, в лихие года
Отвагой известный извечно,
Позором таким за нее награжден,
Такою печальной судьбой наделен?

Чтоб стал трепетать перед именем гном?
(Какие-то, право, наветы!)
Сдаваться? Сдаваться при виде одном
Иль слухе об ужасе этом?
Оружие чтобы не смел подымать?
Не верится что-то, по правде сказать..."

Но он промолчал. И тогда я решил:
Всем надо готовиться к бою,
Сразить этот ужас, каким бы ни был...
Но понял теперь и другое:
Коль кто-то расскажет о смерти моей,
Пророчество сбудется. Это страшней."

И тихо закрылись глаза короля...


А.Ленский, О.Леденев

Песня нолдоров

Когда-то в счастливом краю Валинора
Рог Оромэ звоном пронизывал горы.
И странный огонь возгорелся в груди,
И мы в один голос вскричали: "Веди!"
Манило нас в тайную звездную тьму,
И Аулэ взор не скрывал одобренья...
Но Ингве Премудрый промолвил: "К чему?"
И Мандос Великий добавил: "Не время."
И мы, повздыхав про себя, как всегда,
Не Ингве, но Мандосу вняли тогда.
А Манвэ вздохнул исподлобья сурово,
Но не сказал ни слова.

И годы прошли. И опять в Валиноре
Рог Синдаров нам прозвучал из-за моря.
И смелый Тиэле, от Эльвэ посланник,
Спел песню о битвах великих и славных.
"Веди!" - и клинки наши вспыхнули грозно.
Но он отвечал: "Поздно."

И годы прошли. И в ночи Валинора
Потряс Тирион горький рог Феанора.
Одни попросили у Ингве совет;
"Не время", - был Мудрого мудрый ответ.
Но мы не хотели опять сожалеть
О выборе, что навсегда позади.
Пусть будет, что будет! Победа и смерть -
Все там, впереди! Мы кричали: "Веди!"
Уж лучше неправедность гордых мечей,
Чем сонная муть бесконечных ночей!
Свет факелов в тысячах глаз отразился...
И Мандос еще не явился...

И годы прошли, солнц и лун хоровод;
Мы жили и ждали - не зная, чего.
Не рога ли крик в поднебесье застыл?
То Фингольфин кровью наш страх оплатил.
Но мы лишь смотрели, вздыхая, на горы
И помнили про Феанора...

И снова - уж Фингона - рог прозвучал.
И стало понятно: коль путь ты избрал,
Послушался клича военных атак -
И далее слушайся. Стоит жить так.
Удачи поход не принес - не беда!
Но надо ошибку - своею судьбой -
За нас и за тех, кто погиб, - оправдать,
Но смелой борьбой, не смиренной мольбой!
И, может, нас Ингве Премудрый поймет,
И меч свой наточит, и с нами пойдет -
Петь песни и слушать их ярый накал
И рога призывный сигнал.


Т.Левицкая

Зеленое солнце встает над планетой -
То дерево стало светить.
Зеленые тени зеленого света,
Посмотришь - и хочется жить.
Трава поклонится сияющим листьям
И спрячется снова во тьму.
Какие чудесные, тайные мысли
Приходят по веткам ему?
- Я солнце, но свет мой спокоен, неярок,
Я грею, но в пепел не жгу.
И этот восход - мой последний подарок
Земле - другу, брату, врагу.


Т.Левицкая

Серебрилась Гавань парусами,
Уплывала старая эпоха.
Расставаясь с землями до срока,
Уплывали сказки с чудесами,
Уплвывали к Западу, к закату.
Что за луч проглянул вам оттуда?
Ваш уход последним в мире чудом
Стал, прекрасным чудом без возврата.
Запах моря, звук эльфийских песен...
Даже чайки вслед вам не кричали.
В волнах неизведанной печали
Захлебнулся мир, что стал вам тесен.
Нет здесь больше зла и нет тревоги,
Но вам не дождаться новых весен,
В мерном и бездумном плеске весел
Вам лишь звезды видеть по дороге.
Стонет ветер в горестном прощанье.
Нет, не чайки плачут, плачут люди.
Вы ведь знали, знали, что так будет!
Но увы, сдержали обещанье.
Красота уходит с вами вместе,
Золотые листья облетают,
За дождями, в белой дымке тает
Наша боль, тоскующая песня.


Т.Левицкая

Бредем, и нам еще брести.
Израненные в кровь тела.
Да, схватка жаркая была
В начале долгого пути.

Нам мысли спутал этот бой,
Осколком стынет боль в висках.
Не жизнь, не смерть, а лишь тоска
То как тиски, то как прибой.

Для нас солонка - наша кровь,
Молитва - ветер и звезда,
И драгоценное тепло
Меняем мы на холода.

Бредем без сил и без дорог,
Нигде не встретит нас очаг.
И травы, и леса молчат.
Нас окружает только рок.


Л.Лобарев

Перевязь с мечом,
За спиною щит.
Песня ни о чем
Над землей кружит.
Кони под седлом,
Путь далек лежит...
Так чего мы ждем,
Друг мой, Следопыт?

Солнце над землей -
Аж болят глаза.
А вчерашний бой -
Вешняя гроза.
Ни к чему мечтать -
Путь наш горд и прям...
Только бы не дать
Вылиться слезам.

Ворон, не кружи
Над моей страной!
Странник, расскажи,
Или песню спой!
Песня у костра
В тишине ночной...
Подождем утра -
Завтра новый бой.

На траве роса,
На полянах кровь.
Грустный свой рассказ
Начинаешь вновь!
Но на мертвых всех
Мне не хватит слов...
Пепел, словно снег,
Лег поверх голов.

Что ж ты, Страж, молчишь?
Ведь окрепло зло.
Ведь ночную тишь
К черту разнесло.
И туманом лжи
Души замело...
Я бросаю петь
И сажусь в седло.


Н.Мазова

За окном сверкает пол-луны,
К горизонту Элберет скатилась,
И опять не те мне снятся сны.
Хоть бы раз Ристания приснилась,
Или золотистый Лориэн,
И весна, похожая на осень!
Но живет мечта меж этих стен,
Между туч сияет неба просинь.

Нет, не помирилась я с судьбой,
Предстоит мне вынести немало -
Но итильской поросли травой
Мордорские ямы и отвалы.
Раны незажившие земли
Яблони укроют лепестками...
Мы сейчас надежду обрели,
Что-то через месяц будет с нами?


Н.Мазова

Весна в Итилии

Тает снег, тает снег, тает снег,
Дрогнет воздух в раскрытом окне,
Аромат донесется лесной -
Так пронзительно пахнет весной.
Дрогнут ветки деревьев слегка,
Словно машет мне чья-то рука,
Ветер мягко коснется страниц,
Словно крыльев невиданных птиц...
Еле слышно опустится ночь,
И тревога развеется прочь,
И тогда в свете ранней луны
Подсмотрю я рождение весны,
Свежим воздухом вмиг захлебнусь,
Непонятно чему улыбнусь,
А потом, встав спиною к окну,
Я итильскую вспомню весну.


Н.Мазова

Эовин

По зеленым лугам ристанийским
Скачет всадник отважный и гордый -
Это тот, кого я полюбила,
Мчится в Гондор, мчится в Гондор.
Златоверхий чертог Медусельда
Для меня словно клетка большая,
Третий день не найду себе места,
Что со мною, я не знаю!

На двадцатой весне моей жизни
Непонятное что-то случилось,
Я его повстречала однажды -
И смутилась, и влюбилась!
Но не быть никогда мне с ним вместе,
И была наша встреча недолгой -
Ведь его ждет другая невеста
Из Раздола, из Раздола...

Я судьбы своей, право, не знаю,
Если даже другому достанусь,
Я с любовью своей безответной
Не расстанусь, не расстанусь!
Ну а если мне счастье изменит -
Я в глаза загляну смерти черной
И шепну на прощание имя
Арагорна, Арагорна!


Н.Мазова

Дыханье Мордора

Черная мгла, вековечная тьма
Нас никогда не оставит в покое -
В город в апреле вернулась зима,
Снегом засыпала ветки с листвою.
Черная мгла превратилась в метель,
Белые тени, зеленый апрель.

Снег и тревога итильской весны
Ясень цветущий согнули, сломали...
Снятся нам ночью весенние сны,
Лето нашли и опять потеряли.
Что ж, это значит - мы снова в пути,
Только бы нам поскорее дойти!


Н.Мазова

Заклинание

Я к тебе приду клинком в ночи,
В миг когда ложится сон на веки.
Не зови, не бейся, не кричи -
Эта боль останется навеки.

Я к тебе приду не просто так,
Небо перерезав вспышкой света -
Даже если я твой злейший враг,
Ты не догадаешься об этом.

Как трава мне ноги оплели
Давние обиды и страдания,
Это голос неба и земли,
Песня, для которой нет названия,

Белый свет сквозь пыльное окно,
Клена лист, забытый в грязной луже...
Только я не сдамся все равно -
На свету тебе не будет хуже.

В мир любви и листьев золотых
Увести тебя я попытаюсь...
Только не ссылайся на других -
Я сама об этом догадаюсь.

Значит, не подействовал урок,
Перетерлась нитка золотая,
И тогда я, словно тот клинок,
Медленно в руках твоих растаю...


Н.Мазова

Белый цветок
(Серенада Фарамира под стенами Минас-Тирита)

Словно солнца луч из тумана,
Как напев капели весной -
Это белый цветок Роана
На высокой стене крепостной,
Эовин...
Эовин! Самый лучший цветок Ристаниии!
В этот миг
я не верю, что мрак победит!
Но недолгою встреча была,
Скоро будет прощание,
И не зло , а любовь и печаль
Нас с тобой разлучит,
навсегда разлучит.

На ветру над стеной взовьется
Золотистая прядь волос,
Но давно уже не смеется,
Ничего не видя от слез
Эовин...
Эовин! Тверже стали, нежнее лилии!
Никогда
Я не верил, что мрак победит!
Если будешь ты рядом со мной -
Оживим мы Итилию,
Расцветут там цветы,
И забытый напев зазвучит,
словно встарь зазвучит...

Кончен бой, осталась усталость...
Ты не знаешь страха в бою,
И хотя отвергаешь жалость,
Не отвергни любовь мою,
Эовин!
Эовин! Нет прекрасней тебя в Ристании!
В этот миг
получил Мордор страшный удар,
Наша встреча случайной была -
Но не будет прощания,
И не встанет меж нами никто,
Даже сам Элессар,
Арагорн Элессар!


Н.Мазова

Лунная ночь

Ночь в Средиземье пришла,
Земль окутал туман,
Голос звучит у костра
Зовом неведомых стран.
Алые брызги огня
В небо фонтаном летят,
Песня волнует меня,
Губы молчать не хотят.
Свет заливает поля,
Лунный серебрянный свет,
Ночью притихла земля,
Ночью гуляет "Рассвет".
Что же родилось во мне,
Что не могу я молчать?
В чуткой ночной тишине
Хочется петь и кричать.

Пламенный круг у костра -
А в стороне тишина,
Я позабуду вчера,
Здесь, над рекой, я одна.
Крепость стоит над рекой,
Тайною в свете луны,
Наш охраняя покой,
Ночь выбирает нам сны.
Белой дорогой туман
Под ноги мне упадет,
Голос неведомых стран
Снова меня позовет.
В первый, в последний ли раз -
Только, не требуя слов,
Слились в сверкании глаз
Ночь, Средиземье, любовь.


Н.Мазова

Много слухов и слов. То одно, то другое.
И в бессмысленной панике гаснет надежда
И на то, что удастся остаться собою,
И на то, что, возможно, все будет, как прежде.

Мы сегодня ненужным увидим из завтра,
Отступают мечты под событий лавиной,
Жизнь, а может быть, сон оборвется внезапно,
Только вера с надеждой ни в чем не повинны.

Элберет, дай мне силы на дно не скатиться,
Сквозь туман угадать то, что было и будет,
И с врагом пострашнее ушедших сразиться -
А друзья, я-то знаю, меня не осудят.

Не туман и не мрак - все окутано тайной,
Сквозь нее проступает лишь отблеск кровавый,
Этот цвет нам конец предвещает печальный:
Кто за Море уйдет, кто погибнет без славы.

Только выбора нет, хоть глаза и открыты,
И дорога моя всех других тяжелее,
Потому что не все еще песни забыты,
Потому, что под мраком я жить не сумею.


Н.Мазова

Сияние Мрака над белой стеной
Нахлынет на сердце счастливой волной,
Пусть ветра порывы сбивали нас с ног -
Ты руку мне дал и подняться помог.
И в это мгновенье сквозь гибельный мрак
Вдруг вспыхнул надежды немеркнущий знак -
Пройдя сквозь завесу из скомканных туч,
На башню упал первый солнечный луч.
И руки сомкнулись, забились сердца
Для счастья навеки, любви без конца...

Конечно, я все увидала во сне -
Да только все снится и снится он мне...


Н.Мазова

Город под тенью

Город мой гордый, таким же, как прежде,
Ты сквозь столетия видишься мне:
Белое Древо - на чарной одежде,
Черная копоть - на белой стене.

Мы - сочетание света и мрака,
Память веков, как похмелье, мутна.
День передышки, и снова - атака...
Горы - наш дом. Наша участь - война.

Свет или тьма - ты изменником не был,
Но не вернуть времена Королей...
Город мой древний! В стремлении к небу
Ты обречен умирать на земле.

В дыме пожарищ не видно просвета.
Изнемогая в кровавой борьбе -
Щит против мрака - и щит против света -
Гондор давно уже сам по себе!

Море, как эдьфы, вовек не оплачем -
Родины нашей оно не вернет,
Эльфам не верим - а как же иначе?
Смертного эльф никогда не поймет.

Смотрим надменно - мол высшая раса,
Что б ни случилось, мы будем стоять!
Прошлым гордимся - да только напрасно,
Прежними нам никогда не бывать.

Лишь убивать обучаясь с рожденья,
Руки привыкли к мечу - не к перу...
Город мой вечный, за чьи прегрешенья
Зло ты разишь, изменяя добру?

Мрачные тени по улицам бродят,
Страхом встает из-за спин Нуменор.
Снова о гибели речи заводит
Старый наместник, седой Денэтор.

Вся наша жизнь - среди отблесков стали,
В вечном бою притупляется боль...
Город, мы смертные! Ждать мы устали!
Где же предсказаный новый король?!


Н.Мазова

Что такое Средиземье? Это дождь,
Что с утра до поздней ночи мелко сеется.
И романтика, которую ты ждешь,
Без следа развеется.
Средиземье пахнет дымом от костра,
Все дороги здесь бессовестно размокшие,
И мечта, которой жил еще вчера,
Кажется поблекшею.
Да, конечно, надо верить и мечтать,
И любить, и даже слезы лить украдкою...
Элберет, но как устала я шагать
С мокрою палаткою!
Но не холод и дожди меня страшат,
Не усталость и не прочие лишения -
Страшен мне с собой и с совестью разлад,
И мечты крушение.


Мирта

"Останься, Гилраэнь! Зачем так рано
Идти туда, откуда нет возврата?"
"Я отдала надежду дунаданам.
Душа пуста - ей лишь молчанье свято."

"Останься, Гилраэнь! Твой сын так молод!
Он будет Королем, он мрак развеет..."
"Но кто развеет в моем сердце холод?
В нем пламя жизни чуть заметно тлеет..."

"Останься, Гилраэнь! Наступит лето,
Льды превратятся в ласковые воды..."
"А я уйду зимою незаметно,
И, может, даже не дождусь восхода..."


Мирта

Последний Домашний Приют.
Как дома - уют и тепло,
Поленья в камине поют,
Мозаикой блещет стекло.
И кажется - мир так широк,
И равно нежны все ветра.
Но тот, кто идет на восток,
Лишь здесь встретит столько тепла.
Не каждый зайдет в Лориэн,
В его заколдованный лес.
Ну что ж, Ривенделл вам взамен
Подарит немало чудес.
От смуты и зла защищен,
Он песней волшебной звенит.
Остаток ушедших времен,
Свет дальних земель он хранит.


Мирта

Монолог Арагорна

Что ж, Элронд, ты тяжкий мне путь начертал.
Этот путь короля достоин.
"Помни, есть Тропы Мертвых, - твой сын сказал, -
Если будешь спешить, о воин!"

Никогда б я не выбрал дороги такой.
Только время, увы, не ждет,
И Скитальцы уже оседлали коней,
И я должен идти вперед.

Я теперь никого даже не упрекну,
Если кто-то останется здесь.
Я отныне у древней легенды в плену.
Все ж... пусть доброю будет весть.

Первый шаг. Конь робеет, но не подведет.
Где-то сзади сгущается тьма.
Это умерших войско из мрака встает,
И их шепот сводит с ума.

Говорят, что сын Брего вошел в эту Дверь
И вернуться назад не смог.
В сердце тлеет надежда, что, может, теперь
Для Тропы наступает срок.

Это - Мертвых король за моею спиной,
И истлевший трепещет флаг.
"Для чего поднялись вы сегодня за мной?"
"Наша клятва велит нам так!"

Черный Эреха камень, но отдыха нет,
И с коня уже льется пот.
В голове лишь одно, как навязчивый бред:
Войско мертвое не устает.

Через день Рингло миновали уже,
Через пять - в Пеларгир ворвались.
И надежда огнем полыхнула в душе:
Мы успеем, ты только держись.

И когда, наконец, я взошел на корабль
С парусами черней, чем ночь,
Понял я, что хотя я смертельно устал,
Но я им теперь должен помочь,

Что неделю почти я покоя не знал
Для того, чтоб настал тот час,
Когда мертвому войску я просто сказал:
"Я теперь отпускаю вас!"

Души мертвых покой отыскали навек,
А живых в южном ветре несет
Вестник новых боев, вестник новых побед -
С парусами черными флот.


Е.Назаренко

Эгладор

Предвечерний свет на землю пролился,
Облака медово пахнут травами,
Ветер давней памятью наполнился,
Тишина склонилась над дубравами.

Мир сегодня юн, словно в день рождения.
Мир сегодня чист, как счастливый взор.
Звон ручьев и струн дарит исцеление
Тем, кто знал тебя, Эгладор.

Eglath - племя огня, пламя танца.
Eglath - трав колдовских не боятся.
Eglath - зов дальних странствий не ранит, пока
Магии струн не познала рука.

Eglath - короткое слово надежды,
Eglath - поэты и странники синдар,
Eglath - их песни звучали и прежде,
Eglath - ничьей не подвластные силе.

Солнечный луч не упрячешь в оковы,
Тьму не сдержать ни мечами ни словом.
Eglath - смешение света и тени,
Eglath - не чтящие тронов ступени.

Память об ушедших - песня дальняя,
Память непришедших - даль рассветная,
И всегда тревожная, печальная
Память о мирах, другим запретная.

Здесь укроет ночь, здесь хранит нас полдень.
Это дом - теперь и всегда.
Грусть отхлынет прочь, сердце радость вспомнит
Зло не властно здесь никогда.

Е.Назаренко

Мы - странные эльфы. Холодная кровь
Слилась в наших жилах с ночными ветрами,
Бродила вином миллионы веков -
И вылилась, вырвалась в мир вместе с нами.

Легенды, догадки, блеснувшие песней,
Расскажут вам сосны и солнечный свет...
Чем выше скала - тем подъемы отвесней,
Чем проще вопрос - тем труднее ответ...


Е.Назаренко

Созвездье Гитары

Черной гитары коснутся белые струны,
А менестрель - как свечка тонкий и юный,
Только зачем-то прятал седую прядь,
Словно те, кто любили, могли не знать...

Холод и голод отстанут, устав, в дороге,
Но никуда не сбежать от своей тревоги.
В мире так много лжи и засохшей крови!
Разве они лежали в его основе?

Будет за песни казнен певец на рассвете...
Странным обломком гитары играют дети.
Шепот: "Ты должен уйти, ты нужен живой!
Знаешь, бери гитару мою с собой!"

А через год все снова, хоть плачь, хоть смейся.
В грубых руках умрет струна, как ты не бейся.
"Я им не дам убить - ты тоже из нас.
Струны возьми в подарок, и в добрый час!"

Черной была гитара, а струны белы.
Господи, как же пел он, безумец смелый!
Струны - подаок Света, гитара - Ночи,
Длинны дороги, а жизнь на аккорд короче...

Век менестреля обрежут мечи и злоба.
Друг менестреля напрасно глядит с порога.
Море - его могилу - оплачут птицы,
Песни его навеки уйдут в страницы...

Кто-то с усмешкой: "Ну что, доигрался, видно?"
Кто-то глаза опустит, как будто стыдно.
В мири так много лжи и крови кошмара...
Только созвездьем в небе - его Гитара...

Черной гитары коснулись белые струны...


Е.Назаренко

Запоет метель за окном,
И до рассвета не уснуть,
А утром снова в путь.
Разве лучшей доли нету,
Чем вот так бродить по свету?
Полускрытая слезами
Ты все молчишь, а глаза темны,
Словно хлопья тьмы вечерами.
Вьюга бьет в лицо и горе,
Но рядом море.
Заметет поземка
След на корке тонкой,
Глупая девчонка.
Белый снег
Белых рек хрупкий лед
Все равно уйдет
За море,
Туда, где сейчас весна,
Где ее давно кто-то ждет.


Е.Назаренко

Не было клинка
У пояса ее
Легкая рука
Взгляда острие
Ветром всех дорог
Да по земной глуши
Марево для ног,
Счастье для души

Где-то там, среди вражды и смут,
Где-то там тебя с надеждой ждут.
Тает снег, на реках серый лед.
Ты придешь, а значит страх уйдет.

Царство на холмах
В кружеве берез
В солнечных лучах
Ты не знала слез.
Звезды твой покой
В полночь сохранят
Звезды над рекой
В памяти горят.

Нет давно на свете тех берез
И никто моих не видел слез
Даже если я вернусь назад,
Прошлой жизни сны не воскресят.

Грусть не спорь со мной,
Ведь не всесильна ночь.
Где-то за рекой
Подрастает дочь.
Горячит коня,
Да все спешит взрослеть,
Любит, как и я,
На рассвете петь.

Пусть пройдет еще немало дней,
Но однажды встретимся мы с ней.
Меч в руке, суров тяжелый взгляд.
Это я, но двадцать лет назад.


Е.Назаренко

Оберег

Оберег мой, оберег,
Серебром затканы травы,
Оберег мой, оберег,
Чьи-то трубы ищут славы,
Оберег мой, оберег -
Разноцветье слов и стали,
Оберег мой, оберег,
Чьи войска на битву встали?

То ли правда, то ли ложь
То, что ты сегодня знаешь -
То ли с другом ты идешь,
То ли пленником шагаешь.
Где окончится поход
Тех, кто меч оставил дома?
И навстречу мне взглянет
Мой знакомый незнакомо...

Оберег мой, оберег,
Я уйду из дома ночью,
Оберег мой, оберег,
На болоте выпь хохочет,
По оврагам, по снегам,
По лесному непокою...
Вскинув стяги к облакам,
Встанет крепость за Рекою!

Оберег мой, оберег,
Ты не отводи удара,
Оберег мой, оберег -
Мне ценней не будет дара,
Чем опять вернуться в бой,
Не считая силы вражьей!
...Это звали мы судьбой,
Это стало песней стражей...


Е.Назаренко

Пылал на солнце алый плащ
Каймою золотой.
Не правда ли, красив наряд -
Когда-то он был мой!
Тот, кто его мне подарил,
Сказал: "Вот жребий твой."
А я смириться не желал
С предсказанной судьбой.

Удача, слава, долгий век -
Так вроде суждено,
Но все равно в глухой ночи
Льет свет мое окно.
Богатство, сила, знатный род -
А мне не стало сна.
И вышло все наоборот -
Звени, звени струна...

Не в наказанье, не в укор,
Я сам так захотел,
Но серый с капюшоном плащ
В дорогу я одел.
Я исходил свою страну -
Кругом и поперек.
Прожжен, заплатан старый плащ,
А путь еще далек...

Удача, сила, долгий век,
Богатство, знатный род -
А я всего лишь - человек,
Любой меня поймет.
Мне обещали счастья край,
В чужой, в другой стране,
Да только чужедальний рай
Совсем не нужен мне.

Да только с домом разлучить
Себя - не попрошу,
Да только за себя решить
Другим - не разрешу.
Пылал на солнце алый плащ
Каймою золотой...
Не правда ли, красив наряд,
Но этот плащ не мой.


Е.Назаренко

Песенка Сэма - 2

Ступеньки, ступеньки, ступеньки -
Скорей оглянись вокруг!
Ступеньки, ступеньки, ступеньки -
Ведь рядом - и враг, и друг.
Дорога, дорога, дорога -
Неверна, опасна, трудна.
Дорога, дорога, дорога -
Скорей бы кончалась она!

Не страшно, не страшно, не страшно,
А если и страшно, так что ж?
Не важно, не важно, не важно,
Раз ты и со страхом идешь.
Не трудно, не трудно, не трудно,
Раз другу намного трудней.
Не трудно, не трудно, не трудно,
Попробуй брести побыстрей.

Не стоит, не стоит, не стоит,
Не стоит Раздол вспоминать -
Быть может, быть может, быть может,
Нам больше там не побывать.
Несчастье, несчастье, несчастье
Обходит пусть хоббитский дом.
Всевластье, всевластье, всевластье
Падет - если только дойдем.

Обидно, обидно, обидно,
Обидно за так погибать.
Не видно, не видно, не видно,
Ну просто ни зги не видать!
Однажды, однажды, однажды
Себя устаешь вдруг жалеть -
А дважды, а дважды, а дважды
Никто не сумел умереть.


Е.Назаренко

Когда в твою душу стучится тень,
Не стоит прятать глаза,
Ведь там, где рождается новый день -
Рождается и гроза.

И хлынет море из берегов,
И хрустнет стекло в окне,
И тень отодвинет двери засов
И встанет лицом ко мне.

Седую ночь серебристый снег
Укроет плащом огней,
Веселый плач или или горький смех -
Кто ведает, что сильней?

Но чья-то песня со мной была,
Которую я не знал...
И бились в доме все зеркала,
И бился в горах обвал.

Тот, кто спешит, не успеет в срок -
В тумане не видно лиц...
А мне пора. Этот путь далек -
Без времени и границ...

Тень тихо выскользнет за порог,
Как будто ее и нет,
А за воротами в алый рог
Беспечно трубит рассвет...


Е.Назаренко

Бильбо на Совете

Все молчат. Как же так? Как же так?
Объясните, что это значит?
Друг мой Гэндальф, подай мне знак,
От волненья я чуть не плачу.
Арагорн, что же ты, что же ты?
Что за тени в твоих ресницах?
Почему гаснет лучик звезды?
Почему кровь на книжных страницах?

Старый друг Леголас, Леголас,
Смелый Гимли, что это с вами?
Почему вдруг зрачки у вас
Полыхнули в ночи кострами?
Боромир, не молчи, не молчи!
Да каким мне богам молиться?
Мне все чудится - в свете свечи
Незнакомы знакомые лица.

Блеск Кольца всех и все ослепит.
Уберите его! Скорее...
Почему же Элронд молчит?
Я о том, что пришел, жалею.
Да решите скорей что-нибудь,
Чтобы страх не терзал ночами.
Кто шагнет в этот гибельный путь?
Кто решится идти через пламя?

Все молчат. Как же так? Как же так?
Лишь один не скрывает взгляда.
Ты же сам себе злейший враг.
Умоляю, прошу - не надо!
Ведь повязки не сняли с руки...
Все молчат, говорит один.
И слова безнадежно горьки.
Фродо, мальчик мой, милый сын...


Е.Назаренко

I

Пришла в Ристанию весна,
Земля очнулась ото сна,
Но боевой сигнал пропет,
Тревожным ветром дышит степь.

Как прежде звонок детский смех,
Но где отцы мальчишек тех?
Полно непрошенных гостей
И нет из Гондора вестей.

Пришла в Ристанию весна,
Но сталь в руке так холодна.
Когда же ясной станет даль?
Скажи, скажи мне, сенешаль!

Ты знаешь, там идут бои,
Ты знаешь, там друзья мои,
Ты знаешь, там моя любовь,
Не все они вернутся вновь.

II

Не дури! Я воин сам
И счета не веду часам,
Но так устал делить секунды пополам...
Ты за молчанье не кори
И о войне не говори -
Все разговоры нынче на руку врагам.

Да если б только не приказ,
То я бы здесь коней не пас,
А мчался вихрем в южные края!
А коль коня бы не нашел
То и пешком бы я дошел
В Минас Тирите служат сыновья.

В огне и схватках прожит век,
Вновь смерть косится из под век,
Но наша честь зовет и наши короли...
И в двадцать пять, и в сорок пять
Не разучились мы мечтать,
Что этот бой последним станет для земли.


Е.Назаренко

Свет отразится в зеркалах,
И в пыльных залах дрогнет эхо,
А мне почудится впотьмах
Далекий зов чужого смеха...

И полыхнет в кромешной тьме
Вдруг память ясною страницей,
И снова зов поет во мне -
Не победить, не покориться...

И снова зов поет во мне,
И до разлук ему нет дела,
Напоминая о весне...
Я не забыла, не сумела.

Ты далеко, и ни к чему
Ни зеркала, ни лучик света.
Я ожиданием живу,
Свеча сгорает до рассвета.

Свеча сгорает без следа,
Сгорю и я без сожаленья,
Ведь одиночества года
Короче, чем с тобой мгновенья.

И отступает горький страх,
Ведь все что было, все, что будет,
Всего лишь привкус на губах,
Всего лишь строчка в Книге Судеб...


Е.Назаренко

Поет менестрель о землях
В которых ни разу не был,
И голос его счастливый
О счастье твердит и свете.
Быть может, все это - правда,
Но как мне себе ответить
Чем лучше служение Валар
Служению Вала Тьмы?

Легенды забыты эти,
И песен никто не помнит,
Но кровь - это тоже память,
Не просто ее стереть.
Опять меня спросят дети:
"Что лучше всего на свете?"
И лучше бы не ответить
Но дети просят: "Ответь!"

Поешь, менестрель, о чуде?
Я знаю - его не будет,
Я слышал о Круге Судеб,
Я помню повадки судей.
Свобода дороже Света,
Свобода дороже Ночи...
Посланец просил ответа?
Мой род уходить не хочет.

Скажи, менестрель, ты веришь
Далеким богам за Морем?
Ведь ты описать умеешь
Все то, что не вижу я.
Отказ наш посланцам Валар
Еще обернется горем,
Но те, что уйдут, однажды
Завидовать будут нам...

Напрасно пропета песня...
Прости, я тебе не верю,
А тех, предававших брата,
Жестокая ждет расплата.
Да нет, это не угрозы,
Да нет, это не проклятья,
Но там будут литься слезы,
И там будут гибнуть братья.

Ну что же тебе ответить,
Малыш мой голубоглазый,
Что лучше всего на свете?
Не прост этот твой вопрос.
Наверно, бродить по свету,
Не помня про песню эту,
Не зная, что в судьбы мира
Твое предсказанье вплелось...


Е.Назаренко

Эдорас

Я вижу со снежных высот,
Блистая, сбегает поток,
И вновь возникает из мглы
В подножье зеленой горы.
Вздымается крепости вал,
Весь в солнечных бликах лучей,
И город застыл, как опал,
В кольце из зеленых степей.
Горячие кони легко
Проносятся краем реки,
Бушует гроза далеко,
Тревожно мерцают клинки.


Е.Назаренко

Гондор

Юная быль легендарной страны...
Гондор мой, Гондор, давние сны!
Белое Древо на флагах судов,
Море и горы, жизнь без оков.

Для Королей - не великий удел.
Помни о тех, кто бессмертья хотел -
Пал Нуменор, захлестнуло волной
Наши надежды, мечты и покой.

Правы Валары, не стану скрывать,
Только не можем мы братьев предать,
Только проклятия им не звучат -
Слишком уж слезы на сердце горчат.

Юная быль легендарной страны...
Гондор мой, Гондор, дивные сны!
Древен прославленный воин-народ,
Море и горы ковали наш род.

Дверью сквозь вечность стоит Цитадель -
Не отпереть эту звездную дверь.
Верю, что Белому Древу цвести,
Чтобы цветущее в мире спасти.

Белые стены от дыма черны.
Меркнет величье во мраке войны.
Пал Нуменор, но не выронил меч,
Ясен наш долг - Средиземье беречь.


Е.Назаренко

Мой серый цвет.

Был черный цвет, был белый цвет
И вот явился серый -
Цвет мудрецов и чудаков,
Бродяг и облаков.
Кинжалом в спину - свет в ночи,
Ломались лунные лучи,
А некто подбирал ключи
К подвалам наших снов.

Слова меняли суть и цвет.
Пойми, что мне прощенья нет,
Ведь он смешал мой серый цвет
С холодной пустотой.
Мне не забыть, как плакал друг,
И боли онемевших рук,
И предрассветных адских мук
За серую чертой.

Я не жалею ни о чем,
Не я, а он был палачом,
А серый цвет мой ни при чем
Он цвет плащей и глаз.


Е.Назаренко

- Здравствуй, Король, -
Он рухнул и встал опять.
- Здравствуй, Король, -
Он заставил себя стоять...
В страхе дворец -
Что скажет вестник беды?
Это конец...
Это гонец судьбы.

В рваной кольчуге
Густо засохла кровь,
И, как в испуге,
Сломана шрамом бровь.
Меч, словно посох,
Царапает светлый пол...
Кто ты такой, что без спроса
Сюда вошел.

"Что ты принес мне, Странник,
В полночный миг?
Радости яркий блик
или предсмертный крик?
Кто смел напасть
На посланника к королю?
Их покарает власть,
Говори - велю!"

Как неохотно коснулся
Клинок земли.
Он пошатнулся и смотрит -
В глазах угли.
Голос и гордость, видно,
Терзает боль:
- Юг возвращает клятву
Тебе, Король!

Больше они не будут
С тобой в бою.
Больше они не встанут
За честь твою...
В бешенстве был король,
Но себя сдержал:
"Смелый безумец, признайся,
Что ты солгал!"

Верность их вечна,
Покуда земле стоять!
Или нашелся сумевший
Их запугать?
Или все клятвы стерты
Предательством в соль?"
- Не клевещи на мертвых -
Молчи, Король!

Камни и люди горели
В одном огне.
Пламя костров тех
Лгать не позволит мне...
И не осталось
В южных долинах речных
Камня на камне,
И никого в живых.

Страшно поверить,
Но эти глаза не лгут!
И не измерить
Молчания тех минут.
Первым король опустит,
Не выдержав, взгляд...
Только за гранью смерти
Так глядят.


Е.Назаренко

Холодные слезы терзают ресницы.
Взмахнув обгоревшим, разбитым крылом,
Мы бьемся о лед - опаленные птицы,
Забыв, что лед сердца не тает с теплом.

Спокойные взгляды, спокойные речи,
Улыбка, молчанье, движенье руки...
Спроси, и тебе на вопрос я отвечу,
Зачем наши души так полны тоски...

Зачем наши щеки так огненно-сухи,
Зачем наши песни рыдают навзрыд,
Как днем оскорбляют расхожие слухи,
Как ночью терзают сомненья и стыд.

Не время, не место - мечи ищут славы,
А мы только комья испуганных птиц.
И все-таки, все-таки, знаешь - мы правы!
Оставшись на хрупких обломках страниц...


Е.Назаренко

Холодные слезы терзают ресницы.
Взмахнув обгоревшим, разбитым крылом,
Мы бьемся о лед - опаленные птицы,
Забыв, что лед сердца не тает с теплом.

Спокойные взгляды, спокойные речи,
Улыбка, молчанье, движенье руки...
Спроси, и тебе на вопрос я отвечу,
Зачем наши души так полны тоски...

Зачем наши щеки так огненно-сухи,
Зачем наши песни рыдают навзрыд,
Как днем оскорбляют расхожие слухи,
Как ночью терзают сомненья и стыд.

Не время, не место - мечи ищут славы,
А мы только комья испуганных птиц.
И все-таки, все-таки, знаешь - мы правы!
Оставшись на хрупких обломках страниц...


Е.Назаренко

Девочка мечнает о короне,
О старинном золотом венце...
Так прозрачны все мечты о троне
На ее забывшемся лице.

Позабыты книги и наряды.
Ты решила - вот он, к славе путь,
Ты уже не сдерживаешь взгляды,
И назад не хочешь повернуть.

Только плата вовсе не формальность.
Власть прилипла к пальцам бурым льдом -
Грязь и кровь - а мрачная реальность
Не сошлась с фантазией ни в чем.

Злобной, неживой усмешки мерзость.
Кто подлил в твою улыбку яд?
Серой птицей обернулась дерзость,
И не сосчитать твоих утрат.

Ни любви, ни счастья, ни покоя
И себя, и все кругом губя...
Плачешь? Перестань рыдать рекою!
Я же рассказал не про тебя...

Отшвырнула древнюю корону,
Увидав на троне чью-то тень.
Что же, память больше я не трону.
Только ты запомни этот день.


Е.Назаренко

Ночной костер

Все равно умирать,
Ни к чему горевать,
Что так скоро настал наш срок.
Будет что сказать,
Будет что отдать,
Уходя за ночной порог.
Море звезд и трав...
Кто бы ни был прав,
Нам уже не окончить спор.
Уходя за грань,
Обернись и глянь -
Как горит ночной костер.

Не для нас с тобой
Счастье и покой -
Мы с другой судьбой рждены...
Горький сок дорог,
Чтобы кто-то мог
Видеть ночью спокойно сны.
А потом - как знать -
Он уйдет шагать
По дороге за нами вслед.
Чтоб искать ответ,
Чтоб хранить от бед,
Чтоб изгладить проклятья след.

Он велел идти,
Он сказал: "Свети,
Тем кто сбился с дорги в ночь."
Он сказал: "Родник..."
Он к земле приник,
Странный странник, почти старик.
Пусть песок дорог
Нам отмерил срок,
Пусть суров приговор и скор -
Все не будет так,
Нам оставлен знак -
Кто-то снова звжег костер...


Е.Назаренко

Молнии не рождаются на земле

Был день июня, сиренью пропахло небо,
Березы зарубцевали весенние раны,
И маг лекомысленно вставил себе в петлицу
Луч солнца, искрящийся древних сокровищ блеском.

Забылся город, и полджень в окне клубился,
И сетью звезд Млечный путь в океан спустился,
И маг, спеша к друзьям, до того забылся,
Что солнца луч позабыл в тоннеле метро.

И луч забытый метался по переходам,
И в тупиках дрожал, забиваясь в угол,
И так боялся людского холодного света,
Что станции пробегал быстрее, чем свет...

И говорил пассажир:"Это скорый поезд!"
А луч все бежал, не умея забыть про полдень.
Горячий полдень в листве, опаленной небом,
И горький запах полыни в своих лучах.

И от тоски, которой еще не ведал,
Упруго прыгал в лоб поездам из стали,
Не смевшей его убить, но хотевшей ранить
Пришедшего, беззащитного чужака.

Когда все стало в горле дерущим комом,
Когда ослабла память под мертвым звоном,
Когда он вспомнить не смог о свете зеленом,
Он слабыми пальцами стал раздирать бетон.

Себе не веря, совсем ничему не веря,
В слепой надежде, в страхе, с отчаяньем зверя,
Луч Солнца, грубо сломанный посередине,
Вырвался из земли глубокой ночью.

В эту ночь на земле родилась молния...


Е.Назаренко

Я жила без богов, я шутила с грозой,
Я играла с огнем и водой ледяной,
Я спала на земле, я не знала узды,
И презреньем встречала ожоги беды.

Королева должна вечно помнить про честь,
А иначе издевки холодная месть,
Но молчали о том трубы и соловьи,
Как склонила к земле я колени свои.

Я жила без богов, я живу и сейчас,
Только вот он - нежданный, невиданный час.
То что было, не скоро воротится вновь.
Я стою на коленях - сильнее любовь.


Е.Назаренко

Ну, кажется, все кончено совсем.
Кольцо блестит на пальце Саурона,
А мы не то на штурм решились стен,
Не то столпились у подножья трона.

И стыд, как будто в чем-то виноват,
Как будто честно не погиб на стенах,
Как будто чей-то горький-горький взгляд
За что-то обвинил тебя в изменах.

Но три меча сплелись, как три руки...
Кто мертв, кто жив - теперь не в этом дело.
Быть может, клятвы женщин не крепки,
Но в это слово верить можешь смело.

"А Элберет, Гилтониэль!" - как знак,
И "Гондор, Нуменор!" - в ответ сурово,
А в крепости моей пирует враг,
Но в жизни вся игра начнется снова.

Не вам нас осудить, не вам понять,
Что мы теряли, взяв оружье в руки,
Кого собой бросались заслонять,
Когда фаланга поднимала луки.

А в жизни все и проще, и сложней.
Там правил нет, но место есть сомненью.
Без цели, для себя и для людей.
Мы выбрать не успели, к сожаленью.


Е.Назаренко

Королева бала

Рвет метель сентября золотые нити,
И они улетают в холодный вечер,
Так звените же, струны гитар, звените,
Так зажгите, зажгите повсюду свечи.

Бальный зал и могила - мне все едино,
Все едино, раз к прошлому нет возврата.
Я любила, вы слышите, я любила.
Я люблю - чаша памяти мне расплата.

Скрипки плачут, я, кажется, плачу тоже,
Это ты... За стеной листопада вьюга.
Это сон, это сказка, так быть не может -
Мы нашли в сером сумраке лжи друг друга.

Я устала от взглядов бессонно-мутных.
Что с того, что зовут Королевой бала?
Что с того, что щадили года и смуты?
Я устала, о господи, как устала...

Рвет метель сентебря золотые нити,
Рвет сомненья, созвездья и наши души,
Так горите же, свечи, дотла горите,
Чтобы правильность линий теней нарушить!


Елена Назаренко

Однажды, когда горький дождь ноября скажет мне,
что я снова стала старше на вечность,
я выйду из дома.
И путь мой будет далек, как ни разу доныне.
И, синей молнией в небе песчаного цвета,
Боги будут гневаться на меня.

Однажды, когда вместо долгой дороги асфальта
я выберу песню зовущего лунного света,
мой лес темно-желтый и алый расступится рядом,
упруго толкая ладонями стылую тень.

Сменятся закат и восход, и вместе с закатом
раскроется старая память цветком ожога,
и будет судьба глядеть на меня с порога,
и, может быть, пальцы вспомнят заклятье струн.

Кто смеет встать на дороге, ведущей за грани,
и кто исцелит забвенье, которым я ранен,
и в чьих глазах я свое прочитаю имя,
то самое, что откроет запретный путь?


Е.Назаренко

Вернувшийся.

Я расскажу, я расскажу
О чем молчал я много лет.
Я расскажу, как шел с тоской,
Неся с собой проклятья след.
Пусть был чужим, но здесь мой дом,
Сюда должны дороги весть.
Пусть был чужим, но ты поймешь,
Я умиреть хотел бы здесь.

Отчаяние шло за мной,
Смерть руки на плечи клала.
Отчаяние шло за мной,
И тьма страданьем душу жгла.
Но только тот, но только тот,
Кто оставаясь в полной тьме,
Все верит в лучик света звезд -
В удачу верить мог всерьез.


Е.Назаренко

Расскажи мне о прошлом, эльф.
Я ведь знаю - ты видел все.
Мир врывался в твой тихий дом
Вихрем смерти, струей огня.
Все теряя, терял тоску,
Мудрость стала нотой в строке,
И поэтому нет клинка
В обращенной ко мне руке.

Расскажи мне о том, что есть,
Что хранишь ты в глуши лесов -
Тишину или чистоту?
Свет эпох или тьму времен?
Земляничная кровь в траве
Под стеклянным дождем росы...
Или может, другая кровь
Заблестит на рассвете дня?

Молкнут песни о прошлых днях...
Расскажи мне о будущем, эльф!
Я люблю этот мир, как ты,
Даже с горечью старых ран.
Или лучше давай вдвоем
Мы послушаем песни звезд,
Помолчим в отголосках трав,
В водопадах ночной реки...


Е.Назаренко

" Века и люди
Наш рассудят спор,
Распутав лет
Испачканный клубок,
Подняв со дна
Неумерший укор
Сгоревших душ..."

Твои стихи... Да что там говорить,
Я их люблю, как небо над собой.
Но люди в дом приходят - как мне быть?
Когда шаги в ночи звучат бедой...
Умыть, согреть, получше накормить,
Отняв у душ усталую тревогу,
Свою звезду на счастье подарить,
И указать короткую дорогу.

Мои стихи хромают через такт,
Размеры, рифмы - все неаккуратно,
Они порой повторами гремят,
Их забывают быстро, вероятно.
Я им даю не вечность, а три дня,
Я им дарую зажигать улыбки,
Блеснуть золой каминного огня,
Пропеться ноткой чей-то древней скрипки.

Мне нужно, чтобы не заплакал гость,
Когда заноют памяти осколки...


Е.Назаренко

Солнечный пепел.

Солнечный пепел
Вольется в закатное небо.
Всадник коснется земли,
Уходящей в небыль.
Это не боль, это знак
Стирающий грани...
... Кто исцелит забвенье,
Которым я ранен...

Солнечный пепел,
Мир уходящих в тени,
Солнечный пепел,
Смерти моей ступени,
Солнечный пепел -
Плащ мой и щит отныне
... В чьих же глазах
Я свое прочитаю имя...

Паводки снов не укроют
Лицо покоем,
Грозы не смоют ожог
Ледяной рукою.
Память вернется ветром
В мокрые лица,
Шут засмеется,
Как сбитая камнем птица.

Солнечный пепел
В мокрый песок дороги,
Солнечный пепел,
Казненные словом боги.
Друг или недруг
Верный совет подскажет.
Солнечный пепел
Шрамом на губы ляжет.


Е.Назаренко

Я поняла, пожалуй, поздно -
Любовь - жестокая игра.
Она сегодня несерьезна,
И стоит вечности вчера.
В ней бродит все, помимо смыысла,
Как бродит хмель в шальном вине.
И тяжесть на душе повисла,
Как туча в солнечном окне.
Ломают скрипки менуэты
В полугорячечном бреду,
И кружатся вокруг советы,
Сонеты треплют ерунду...


Е.Назаренко

Свет в конце тоннеля

Свет в конце тоннеля - есть ли он?
Может, ни к чему - стремиться, драться,
Если все равно нам не прорваться
В мир, что темнотою окружен?

Каменные, призрачные стены
Холодно и пристально глядят.
Власть и ужас, схватки и измены -
Подземелье источает яд.

Память оставляет за собюой
Свет моих степей и звон ручьев,
Гор величье и лесной покой...
За спиной захлопнулся засов.

Вход один - ты сам вошел сюда.
Выход? Кто сказал, что он здесь есть?
Воля против воли - не беда,
Все равно я не останусь здесь!

Бремя странной власти налегло,
Что ж, пускай на сердце тяжек груз.
В час, когда проклятье тяжело,
Подлинным я именем зовусь.


Е.Назаренко

Я занавешу окно самым старым плащом,
Чтоб не мешало ничто нам остаться вдвоем,
День или ночь - все равно - пусть они подождут!
Пусть отодвинется прочь вечный шорох минут.

Как хорошо, что пришел ты и спорил с дождем,
Как хорошо, что прочел ты во взгляде моем -
Холод дороги, идущей за нами во мгле...
Как это странно, что мысли твои обо мне.

Правду и боль нам пришлось звать фантазией сна,
В светлых разливах волос не видна седина.
Холод дороги не пустит в дом старенький плащ...
Снова вдвоем, и не надо, дружище, не плачь.


Е.Назаренко

Нас призвали в этот мир, огромный и пустой,
Нас призвали в этот мир, желанный и живой.
Где смешались песни и созвездья без числа,
Где во всех веках и снах хватало зла
Мокрый лист в траве,
Неба синь в ручье,
Золотой закат
Рисует свет.
А вокруг покой,
Этот мир такой,
В нем и мы с тобой
Оставим след

Все на свете об ударе знает только щит.
И поэтому мы здесь с тобой живем сейчас.
Ведь чужая боль сильнее, чем своя, болит.
Наше имя - жизнь, и вечность окружает нас.
Но ударить смог
По щеке клинок.
Отгорел рассвет,
Восхода нет.
Кровь течет смолой
Этот мир такой,
В нем и мы с тобой
Оставим след.

А бессмертье - это сказки для детей и вдов.
Мы седеем точно также от седой тоски.
Ведь бессмертным может сделать только лишь любовь,
Но как часто те, кто любит, слишком далеки.
На плече ладонь,
А в душе огонь.
Запоют ветра
И цветы.
Этот мир такой,
В нем с одной судьбой,
В нем с одной звездой
Я и ты.

Только жили мы счастливо, страхам вопреки.
Были тяжелы дороги, но сердца легки.
И не будет нам покоя за морем в раю,
Я и Намо то же самое спою.
Сколько лет дорог,
Сколько лет тревог,
Я искал ответ,
Я понять не мог...


Е.Назаренко

Мерцает белая звезда
В разрывах туч над головой,
И не померкнет никогда,
Живой ты или не живой...

Проклятье есть в твоей судьбе -
Надеждой жечь сердца других.
Героем надо стать тебе
Не для себя, а из-за них.

Как просто сделать шаг назад,
Чтоб потерять и долг, и жизнь!
Но вновь друзья в лицо глядят
И тихо говорят: "Держись".

Мерцает белая звезда
В разрывах туч, в разрывах бурь -
А до заката, как всегда,
На небе синяя лазурь.


Е.Перцуленко

Рохан

Где конь тот, где всадник,
Где берег страны травяной,
Что за башня встает над страной,
Гранитной иглой протыкает
Подножия гор и вросла в небеса, точно в землю
И ветер свивает гнездо на ее острие.
И тучи клубятся над ней, и в разрывах
Багровое солнце слепит нам глаза,
И уже не забыть, не отринуть
И не отказаться от бешеной скачки,
Сулящей нам гибель.
Чей лук пел, чей труп стыл,
Чей конь бил копытами эту траву.
И земля, содрогаясь,
Гудела чудовищным бубном,
Но гнева волна разбивалась о камни,
И девять курганов с одной стороны от дороги,
И восемь с другой,
А твердыня стоит,
И над лезвием башни вскипает гроза.
Чей путь прям,
Чей рок там
Свершится на дальней горе,
Чье солнце восходит,чьи звезды стремятся к закату
И будут бессчетны курганы
С одной стороны от дороги,
Бессчетны с другой,
И травой порастет поле битвы...
И кто говорит, что сказанья растут
Среди белого дня из зеленой травы...


Е.Перцуленко

Страна Предпоследнего Лета

На свете есть вещи получше любви без ответа,
На свете есть вести получше печальных вестей.
На маленький праздник в Стране Предпоследнего Лета
Сегодня король молодой собирает гостей.
В зеленом саду, где, как ветви, сплетутся мотивы,
Где будет легко на руках у друзей умереть,
Ждет зверь синеокий, увенчанный и молчаливый,
Чтоб нас провести и заветную дверь отпереть.
Там гроздь винограда срыват прекрасная дева,
Там скачет Властитель и маски смеются вослед,
И мальчик со скрипкой под руку ведет королеву
И звонкую лютню настроил влюбленный поэт.
Там духи ведут диалог о возможностях света...
Но видимо, что-то случилось в саду, приведя
К явлению Смерти в Стране Предпоследнего Лета
И белому облаку, видимо, вместо дождя.
Там буду и я, ниоткуда явившийся рыцарь...
Но что б ни случилось, сегодня прошу об одном -
Что если какому-то сердцу придется разбиться,
Играй, менестрель! И пошлите слугу за вином!


Б.Стругацкий

Дети Тумана

Ты слышишь печальный напев кабестана?
Не слышишь? Ну что ж, не беда...
Уходят из гавани Дети Тумана;
Уходят... Надолго? Куда?

Ты слышишь, как чайка рыдает и плачет,
Свинцовую зыбь броздя?
Скрываются стройные черные мачты
За серой завесой дождя.

В предутренний ветер, в ненастное море,
Где белая пена бурлит,
Спокойные люди в ненастные зори
Уводят свои корабли.

Их ждут штормовые часы у штурвала,
Прибой у неведомых скал,
И бешенный грохот девятого вала,
И рифов голодный оскал,

И теплые ночи, и влажные сети,
И шелест сухих парусов,
И ласковый теплый целующий ветер
Далеких пребрежных лесов.

Их ждут берега четырех океанов,
Там плещет чужая вода.
Уходят из гавани Дети Тумана;
Вернутся нескоро... Когда?


Н.Точильникова

Только западный ветер - касайся моих волос,
Только западный ветер - струись меж ладоний моих,
Только западный ветер - срывай лепестки моих роз,
Ведь дыханье любимого веет на крыльях твоих.

Только западный ветер поднимет меня на заре,
Только западный ветер, принесший мне горькую весть,
Только западный ветер дарует мне храбрость в борьбе,
В нем последнее слово любимого можно прочесть.

Только западный ветер услышит рыданья мои,
Только западный ветер осушит мне слезы у глаз,
Только западный ветер, что гони назад корабли,
Утешитель и друг мой в беде и в отчаянья час.


Н.Точильникова

Был вкусен хлеб и краски свежи,
И молод меллорн золотой,
Но звон мечей звучал не реже
Под юным солнцем и луной.

Тот мир исчез, но как и прежде
В моей руке - клинок стальной,
И сердце отдано надежде,
Как вина древние хмельной -

Что осень мира преходяща,
Что смерть не вечна на Земле,
Что новым пламенем паляща
Родится истина во тьме.


Н.Точильникова

Эгладор

Здесь изгнаннику вечно дарован приют,
Здесь скитальца и странника примут всегда,
Где холодные горные реки поют,
И сияние звезд отражает вода.

Пусть изгнанник забудет и гнев короля,
И слова клеветы из завистливых уст,
Здесь покой и свободу подарит земля,
А небесные ветры развеют вам грусть.

Пусть усталые руки согреет огонь,
А измученным сердцем внимает певцу
Тот, кто проклят, отвергнут, обманут судьбой,
Тот, кто пасынок родине, миру, творцу.


Н.Точильникова

Свобода нам дарована Богами,
Довольными творенем своим,
Но то свобода лодки в океане
Без компаса под небом грозовым.

Где пламя ада, где святое пламя?
Где дым пожаров, где священый дым?
Два властелина царствуют над нами,
И каждый в нас, вовек неотделим.

Две истины над нами воссияли,
И две звезды указывают путь.
Нам выбирать меж ними приказали,
И с выбранной дороги не свернуть.

Один сулил нам славу и свободу,
Другой просил смиренья и добра,
Один велел отречься от восхода,
Другой же ночь отвергнуть навсегда.

Но дерзкие, не знающие меры,
Весь мир хотели видеть мы своим,
Губили души, проклинали веры
И упивались знанием одним.

Две эти истины принять не в силах,
Мы поклонялись слепо миражу,
И море лодку хрупкую носило,
Сквозь свет и тьму и вечную вражду.


Н.Точильникова

Славословие

Хвала Тебе за Солнце и траву,
За звезды, освещающие путь,
За шум дождя и неба синеву,
За тень лесов, зовущих отдохнуть.

Хвала воде сверкающей, ручью,
Хвала цветам душистым на лугу...
И лишь за смерть я славить не хочу,
И только смерть я славить не могу.

Хвала Тебе, Всевышний, за друзей,
За звон гитары и тепло костра,
За песню, что подарит менестрель,
За тихий день и бурные ветра.

Хвала рассвета первому лучу,
За лунный свет я пред Тобой в долгу...
И лишь за смерть я славить не хочу,
И только смерть я славить не могу.

За что же расставаться предстоит,
За что мне неизвестность, тьма и боль?
И вера в сердце тлеет, не горит,
И слишком дорог мир чудесный Твой.


Н.Точильникова

Где было пламя, солнечный родник,
Где был костер - остался только пепел.
Где были песни - ныне чаек крик,
Где парус был - остался только ветер.

Здесь смерти ужаснулся человек,
И звезды потускнели над Эленной,
Покинутой бессмертными навек,
И предан храм Единого забвенью.

И потемнело золото венца
Властителей надменных и суровых,
И злоба переполнила сердца,
Сжигая души, опаляя троны.

Иссякло счастье, радость отцвела,
И высохли источники Эленны,
И плоть Нимлота в храме сожжена,
И лишь тела в могильниках нетленны.

Разгневаны и небо и земля
На гордое властительное племя,
Из виду скрылся парус корабля,
И не найти пощады и спасенья.

Где было пламя, солнечный родник,
Где был костер - остался только пепел.
Где были песни - ныне чаек крик,
Где парус был - остался только ветер.


Н.Точильникова

На границе земель,
На границе времен,
У скрещенья путей -
Этот маленький дом.

О скиталец, прости
Небогатый прием,
И коня отпусти -
Нет покоя при нем!

И бездомный бродяга,
И светлый король,
Эту пенную брагу
Отведать изволь.

Не гнушайся присесть
У огня очага,
Щит у входа повесь -
Здесь не встретишь врага.

Скинь доспехи свои
И забудь у огня,
Тихо взор подыми
И взгляни на меня!

Расскажи о стране,
Что покинул давно,
О старинном вине,
О войне... Все равно.

И усталым мечом
Угольки шевеля,
Говори ни о чем
И смотри на меня,

Пока греет огонь
И очаг раскален...
Бьет копытами конь
У границы времен.


Н.Точильникова

Лориэн

Я искал Лориэн много дней, много лет,
И пришел без оружия к водам реки,
Отделившей от смертных предвечный ваш свет.
Даже звезды тускнеют на темном пути.

Да, я смертный, я знаю, но я виноват
Лишь в безумном желаньи увидеть страну,
Где нетронуты краски и ярок закат,
Вечной осени золото и синеву.

Опустите же лук и оставьте стрелу,
Вечный странник готов не вернуться назад.
Но постойте! Ведь это присуще лишь злу -
За стремленье к бессмертию смертью карать!

Вы со мной не согласны? Ах, да, Нуменор -
Только нет у меня ни меча, ни коня,
Я так много страдал, столько лиг я прошел...
Не гоните меня! Не гоните меня!


Н.Точильникова

Путь Света мне слишком труден,
Путь Тьмы я избрать не в праве,
Пускай же осудят люди,
И Боги простят едва ли.

Был белым мой плащ вначале,
И черным, клянусь, не будет,
Но Боги мои молчали,
Кто смеет судить, пусть судит!

Был светлой мой меч луною,
Теперь проржавел от крови,
Но черным клинком не будет.

Пускай же не примут Боги,
Пускай же прогонят люди,
Кто смеет судить, пусть судит!


Н.Точильникова

Успокойся, пришелец странный,
Ведь не ты не исполнил клятвы,
Не сражался на поле бранном,
И не знал ты ни славы ратной,

Ни позора, ни пораженья,
Ты не видел златой Эленны
Ни величия, ни паденья,
Только песни ее нетленны.

Но и к ним беспощадно время,
И слова развевает ветер,
И теряются их значенья,
Только лик менестреля светел.

Почему же тогда так больно,
Почему на устах проклятья,
И не спится тебе спокойно,
И погибшие снятся братья,

И ушедшие снятся страны,
И угасшие снятся звезды,
И чужие терзают раны,
И чужие ласкают слезы?

Не достигнуть земель Амана,
Не покинуть пределы Арды,
Только ветер в лесах Яванны,
Только в небе творенья Варды.


Н.Точильникова

Ар-Паразон

За нас выбирали, решали за нас,
И словно в насмешку над нашей судьбой,
Скрывая презренье за сладостью фраз,
Вы даром зовете наш ужас и боль.

От этого горького дара несет
Нам всем избавление Ар-Паразон,
Великий и грозный им строится флот,
Не знающий равных с начала времен.

Всяк жаждущий жизни - пусть вечно живет,
Всяк счастье познавший - будь счастлив навек,
Всяк смертный - бессмертье теперь обретет,
Так весел и радостен будь, человек!


Н.Точильникова

Приворотное зелье

Приворотное зелье - не яд,
Не судите его применявших,
В темном омуте праздничной чаши
Отражаясь, их очи горят.

Приворотное зелье - не яд,
Да пригубит любви не познавший,
От почета и славы уставший,
И потупит в смущении взгляд.

Ты, в веселии чашу принявший,
В западню мою, грустен, попавши,
И тихонько ресницы дрожат.

Но пусть бьются знамена на башне,
Никакие мне кары не страшны,
Приворотное зелье - не яд!


Н.Точильникова

Лес и звезды

Вот черный лес, но ты его пройдешь,
И если мир любить не перестанешь,
Узнаешь, что есть Истина и Ложь,
И с этим знанием богоравным станешь.

Вот сети звезд - силок для тех невежд,
Что мир от миража не отличают,
Но вырвешься под крыльями надежд
К богам, что от небес не отлучают.

И черный лес созвездья осветят,
И листья засверкают серебром,
Когда потухнет пламенных закат,
И на добро ответишь ты добром.


Н.Точильникова

Жизнь не губи напрасно -
в ней вино
Омар Хайям

Кто много плакал тот смеется,
Тот любит вина и гостей.
Тот не надеетмя, не рвется,
Ни ждет ни денег, ни вестей.

Так пусть вино златое льется,
Милей оно потоков слез.
Не нам печалиться всерьез.
Кто много плакал, тот смеется.

Вовеки жалоб не сорвется
С улыбкой осиянных губ,
Во тьме лесов тропинкой вьется
Твой путь, неправеден и глуп.

Веселый нрав к тебе вернется,
Пусть нет ни денег, ни вестей.
Добудь вина, зови гостей.
Кто много плакал, тот смеется.


Н.Точильникова

Пусть все выбирают тепло и хлеб,
И в ножны кладут мечи,
Милей нам холодный лесной ночлег,
Костер, да огонь свечи.

Пусть все выбирают покой и кров,
А мы выбираем боль,
Судьбу обреченных, облавы, кровь,
Да бешеный вихрь погонь.

Прощенье и милость сулит король
Для тех, кто покинет нас,
И вот уж изменник спешит домой,
Чтоб встретить свой смертный час.

Но сладкая нас не прельщает ложь,
Мы сделали выбор свой,
Укроет нас в поле густая рожь,
Да сумрак спасет лесной.

Пусть все мы погибнем, да будет так,
И память проклятье ждет,
Нас вспомнят, и кто-то развеет мрак
И снова огонь зажжет.


Н.Точильникова

Слава видящим Свет, слава выбравшим путь,
Слава тем, кто идет до конца,
Но с проклятых тропинок моих не свернуть
В коридоры чужого дворца.

Мне милее тропинок моих полутьма
Хоть чудесных, но чуждых огней,
И чужие дверей не откроют дома,
И чужих я не трону коней.

Слава знающим Тьму, слава выбравшим путь,
Чья судьба, словно бритва, остра,
Но с проклятых тропинок моих не свернуть
И на пламя чужого костра.

Мне милее их сумерки и полутьма
И огней у позорных столбов,
Я в чужие костры не подброшу дрова,
Но чужих не надену оков.


Н.Точильникова

Лесной родник

Эти сумерки - призрак, но это подарок судьбы,
От угасшего неба холодные ветры летят.
Распахни же окно и не бойся ни стужи, ни мглы,
И впусти к себе ветер, запомнивший этот закат.

Пусть гуляет по дому, играя страницами книг,
И задует огонь и остатки тепла унесет
В холодеющий лес, где студеный искрится родник,
И смеющихся духов от гибельной стужи спасет.

И в короне из листьев, как царский венец золотой,
Повелитель лесов поклонится поющей воде
И ладони наполнит живительной влагой святой,
Улыбнется и вспомнит, и вспомнит тогда о тебе.


Н.Точильникова

Ты меня не заметишь в толпе золотой,
А на стенах я воин, такой же как все,
Не в сияющих латах, в одежде простой,
Не сверкают алмазы в тяжелой косе.

О король! Эти руки не слишком сильны,
Что хотите от маленьких девичьих рук,
Но от цели ветра не отклонят стрелы,
И усталые руки не выпустят лук.

О король! Эти очи не слишком остры,
Но вовек не пропустят врага твоего,
Пусть на башнях опять зажигают костры,
И тревогу трубят, не страшась ничего.

Со спокойной душою иди во дворец,
Несчислимая рать за тебя поднялась,
И мой лук и мой меч защитят твой венец,
Уходи! Королева тебя заждалась.


Э.Транк

Как кусочек стекла -
Голубое море у Линдона.
Облака добела
Отстирались летними ливнями.
Отправленье трубит
Рог старинный с фигуркой орлиною.
Легкий ветер дробит
Отражений чистые линии.

И тогда под водой
Паруса превращаются в лилии,
Что казалось бедой -
В затрудненья вполне одолимые.
Вспоминается дом
Вдалеке за речными долинами,
И своим чередом
Потечет путешествие длинное.

Но с тобой навсегда -
Голубое море у Линдона.
Рассекают года
Корабля горделивые линии.
В небе птицы парят -
Крылья чаек, как белые лилии.
Час за часом, подряд,
Эту землю все больше любили мы.

А эпоха текла
Где-то рядом, едва одолимая...
Тень всемирного зла
Пронеслась над речными долинами,
И на битву звала
Песня рога с фигуркой орлиную...
...Как кусочек стекла -
Голубое море у Линдона.


???

Солнце окрасило в розовь луга,
Расти, ячмень, расти!
Облака чисты и белы, как снега,
Расти, ячмень, расти!
И пьянит зефир, как бокал вина,
И прекрасна в дымке рассветной страна,
Расти, ячмень, расти!

Там в лесу есть поляна у быстрой реки,
Цвети, ячмень, цвети!
Где эльфийские девы сплетают венки,
Цвети, ячмень, цвети!
Там волшебные кони пасутся в полях
И солдаты пьют за честь короля,
Цвети, ячмень, цвети!

Там над замком моим фиолетовый стяг,
Броди, ячмень, броди!
Там в покоях могучие воины гостят,
Броди, ячмень, броди!
Там прекрасные дамы одеты в шелка,
И волшебною влагой наполнен бокал,
Броди, ячмень, броди!

Ну так сядем же вместе за праздничный стол,
Пьяни, ячмень, пьяни!
Пусть наполнится песнями древний дол,
Пьяни, ячмень, пьяни!
И пусть вечность не ждет нас с тобой впереди,
Нам в веселии должно свой век провести,
Пьяни, ячмень, пьяни!

Расти, ячмень, расти!
Цвети, ячмень, цвети!
Броди, ячмень, броди!
Пьяни, ячмень, пьяни!
Пустим по кругу кружку эля... (4)


???

На улицах этих, где звон монет
И сотни безумцев глядят на нас,
Спой, Мэглор-скиталец, балладу мне
О деве с коричневым блеском глаз

Ступай в край невиданных широт,
В тот лес, что зимой молчалив и бел,
Повесь на тот дом, где она живет,
Бубенчик медный, чтоб он звенел.

А если внезапно залает пес,
И выбежит тот, кто остался с ней,
Вложи ему в руки не меч, не нож,
А вереск зеленых моих полей.

Вернувшись, словно в тяжелом сне
Увидишь, что здесь не прошло и дня
С тех пор, как ты, Мэглор, ушел за ней...
И станешь седым, не найдя меня.



nationalvanguard



 

   
вверх  Библиография г. Ивано-Франковск, Группа исследования основ изначальной традиции "Мезогея", Украина


Найти: на:
Підтримка сайту: Олег Гуцуляк goutsoullac@rambler.ru / Оновлення 

  найліпше оглядати у Internet
Explorer 6.0 на екрані 800x600   |   кодування: Win-1251 (Windows Cyrillic)  


Copyright © 2006. При распространении и воспроизведении материалов обязательна ссылка на электронное периодическое издание «Институт стратегических исследований нарративных систем»