НАЧАЛО  



  ПУБЛИКАЦИИ  



  БИБЛИОТЕКА  



  КОНТАКТЫ  



  E-MAIL  



  ГОСТЕВАЯ  



  ЧАТ  



  ФОРУМ / FORUM  



  СООБЩЕСТВО  







Наши счётчики

Яндекс цитування

 

      
Институт стратегического анализа нарративных систем
(ИСАНС)
L'institut de l'analyse strategique des systemes narratifs
(IASSN)
Інститут стратегічного аналізу наративних систем
(ІСАНС)



тексти

 

Самир МАМЕДОВ
Диссертант Национального Музея Истории
Национальной Академии Наук Азербайджана

Стратегическое обеспечение военных действий государства Ширваншахов в Азербайджане (IX - XIII ст.)

Когда в 861 г. арабский правитель Ширвана* в Азербайджане Хайсам ибн Валид, воспользовавшись смутой в арабском халифате объявил себя ширваншахом и провозгласил независимость государства Ширваншахов в Азербайджане, появилась и необходимость в создании войска и флота в целях защиты своей территории, определения её военной стратегии, которая, в свою очередь, исходила из внешней и внутренней политики этого государства. Как и в настоящее время, военная стратегия в средние века, являясь частью военного искусства, представляла собой искусство ведения войны. Надо сказать, что военная стратегия как искусство ведения войны полководцами была известна с древних времен, в это искусство вкладывалось, прежде всего, умение подготавливать и вести войны, используя при этом как непосредственно сами войска, так и все ресурсы страны для достижения победы над врагом. Помимо других вопросов, военная стратегия и в средние века включала в себя учение об организации и обеспечении войск и флота, без чего было немыслимо само их существование. И не случайно, что успех в сражениях всегда зависел от тщательного и всестороннего его обеспечения. Основными видами стратегического обеспечения военных действий государства Ширваншахов в рассматриваемый период, как показывает анализ источников, были следующие: материальное, инженерное, медицинское обеспечения, разведка, связь, а также организация стратегических резервов и формирование людских ресурсов. Стратегическое обеспечение преследовало цель дать войску и флоту возможность своевременно и организованно вступить в бой и обезопасить их от внезапного нападения противника.

Создание и накопление, постоянное обновление стратегических резервов всего необходимого войску для ведения войны: провианта, фуража, запасов оружия и вооружения являлось одним из самых основных видов обеспечения в военной стратегии государств с самых древних времен. Поэтому создание стратегических резервов являлось делом государственной важности, стратегической задачей государства. Арабы, завоевав Дербент, создали здесь базы стратегических резервов. Например, во время Масламы здесь для военных нужд были устроены три склада: один для провианта, второй - для ячменя (как корма для лошадей), а третий - для оружия 40, с. 421 . Для создания стратегических резервов нефти, по приказу халифа на берегу Каспийского моря были созданы амбары для хранения нефти 7, с. 27 . Ширваншахи также создавали военно-стратегические резервы. Уже ширваншах Хайсам II ибн Мухаммад построил в своей столице амбары, куда свозился весь урожай для распределения среди нуждающихся членов пограничной области и среди газиев 11, с. 47 . Ширваншах Фарибурз I (1063-1094), после захвата Дербентского оборонительного комплекса в 1071 г. разместил здесь стратегический резерв войска: провиант и зерно 11, с. 52 . Указанные примеры свидетельствуют о том, что при ведении войн и реализации военной стратегии, Ширваншахами заблаговременно создавались стратегические резервы, тщательно хранимые в специально подготовленных и оборудованных хранилищах.

Конские резервы. Как известно, Азербайджан с древних времен славился как один из центров коневодства, здесь разводились "небесные кони", широко известные в древнем мире, отличающиеся своими высокими качествами: статью, выносливостью, и высокой скоростью 33, с. 43 . Обнаруженные конские останки в Аликомакепе, относящиеся к периоду энеолита, подтверждают, насколько древним было коневодство в этом регионе 42, с. 43 . Следует отметить, что география Ширвана, в целом, не препятствовала содержанию крупных контингентов конницы, которые можно было бы использовать в боевых действиях. Поэтому на территории Ширвана ещё сасанидские цари держали крупную конную группировку войск численностью в 10.000 всадников. При этом, как отмечается исследователями, обеспечение конских ресурсов осуществлялось за счет местных табунов 33, с. 84 . Для своевременного обеспечения конных войск лошадьми, были созданы конские стратегические резервы, в частности, для ведения священной войны, как того требовали религиозные нормы, требовалось иметь в резерве не менее четырех тысяч лошадей 2, с. 82-83 . Источник времени повествует, что именно такое количество лошадей имелось в стратегических резервах Ширвана 11, с. 58 . Запрещалось брать в войска старых, больных и низкорослых лошадей, а также животных, которых приходилось много кормить, жирных, не починяющихся командам, не прошедшим подготовку - все эти лошади были непригодны для военных нужд [4, с. 42]. Правоверные сунниты Ширваншахи прилагали большие усилия для создания конских резервов, руководствуясь и соответствующим аятом Корана: "И приготовьте для них, сколько можете, силы и отрядов конницы…" (8/60) [1, с. 114].

Людские ресурсы. Вопрос обеспечения войска людским пополнением являлся основополагающим для существования самого войска. Почти постоянные войны, которые велись государством Ширваншахов, требовали и постоянного пополнения войска личным составом, особенно регулярного "аскар". Между тем, именно отсутствие достаточных людских ресурсов часто не давало возможности самостоятельно проводить ту или иную стратегическую боевую операцию, в связи с чем приходилось обращаться к военным союзникам. Поэтому Ширваншахи придавали этому вопросу огромное значение, о чем свидетельствуют следующие примеры. Когда в 1053 г. Ширваншах Саллар ибн Йазид II (ум. 20.II.1063) взял замок Малу, укрепил его и разместил там гарнизон, "Около него он построил крепкий город (мадина), где он поселил людей", которые составляли источник людских ресурсов для личного состава гарнизона [11, с. 56]. В целом, Ширваншахи предпринимали серьёзные меры для увеличения численности населения, о чем свидетельствуют данные источников [11, с. 62; 10, с. 41; 31, с. 160 .

Материально-техническое обеспечение включало обеспечение регулярного войска, пограничных частей, сменных отрядов, гарнизонов крепостей, личного состава кораблей военно-морского флота продовольствием, необходимым оружием и защитным снаряжением, конским составом и фуражом для конницы и как тягловой силы для вспомогательных частей. В военное время могли обеспечиваться также добровольцы и другие категории воинов. Материально-техническое обеспечение войска и флота было напрямую связано с экономическими возможностями государства. Государство Ширваншахов в рассматриваемое время в силу своих природных богатств и развитой экономики располагало необходимыми средствами для содержания боеспособного войска и флота, конечно же, в определенных количествах. Основу экономики страны составляли сельское хозяйство и ремесленное производство. Ведущими отраслями сельского хозяйства были, прежде всего, земледелие и скотоводство. Важное значение для военного дела имело коневодство, о чем упоминалось выше. В ремесленном производстве особое значение для военного дела имели металлургия и металлообработка, которые были сосредоточены, в основном, в крупных ремесленных центрах, таких как Шабран, Шемаха, Дербент и др. Так, археологические материалы, добытые в Шабране доказывают, что это был крупный центр по изготовлению оружия и вооружения [17, с. 136-145]. На наш взгляд, указанные центры вполне были способны обеспечить войска и флот всем необходимым вооружением. Впрочем, при необходимости всегда можно было закупить любое оружие и в других странах. Главная ценность Ширвана из её природных ресурсов - нефть, широко известная за её пределами, пользовалась необычайным спросом и популярностью, поскольку использовалась во многих отраслях хозяйства и, в том числе, в военном деле. Другой важной статьёй доходов был шёлк. Как видно из средневековых источников, районы Ширвана и, в том числе, Барда, славились своим шёлком и шелководство получило здесь широкое распространение. Анонимный географ начала XIII века в своём произведении "Аджаиб-ад-дунйа" отмечает, что "Шабран - это область, населенная между Ширваном и Тифлисом, полная благами. Его товары: большое количество шёлка" [7, с. 51, 52].

Из указанных источников формировались денежные суммы, за счет которых содержались войска и флот. Офицерский корпус, включая высший командный состав - военачальников-эмиров, обеспечивался земельными наделами "икта" из фонда государственных земель. Кроме того, им предоставлялась рента на обмундирование ополчений "джамагийат", на питание - "нан парэ" и т.д. [7, с. 66]. Материально-техническое обеспечение военных действий войска и флота в русле её военной стратегии осуществлялось по следующим направлениям:

1) Обеспечение войска и флота оружием и защитным вооружением, осадной и оборонной метательной и иной техникой, а также необходимыми снарядами и их компонентами (нефть и др.);
2) Обеспечение конных войск конским составом и снаряжением, а также всего войска и флота тягловыми животными;
3) Обеспечение войска и флота продовольствием, фуражом, одеждой и обувью;
4) Обеспечение военного флота боевыми и транспортными кораблями;
5) Денежное обеспечение личного состава войска и флота.

Медицинское обеспечение осуществлялось по двум направлениям. Во-первых, раненым воинам медицинская помощь оказывалась, по возможности, уже на поле поля, после чего они доставлялись в походные лазареты при войске. Такие лазареты существовали в войсках многих средневековых государств, и, в том числе, Ширванском. Источник времени свидетельствует: "…В войске султана Ирака и Курдистана Сельджукида Мугис-ад-Дина Махмуда (1118-1131) был лазарет на 200 человек, укомплектованный врачами, слугами, а также палатками и лекарствами…" 20, с. 175-176 . Существовали и стационарные госпитали, где раненые и больные воины проходили последующие курсы лечения. Одна из таких лечебниц и одновременно учебное заведение - медресе - "Медресе-йи тибб" (Медицинское медресе) - довольно известная в то время, располагалась в селе Мальхам - недалеко от столицы государства - Шемахи 32, т. II, с. 469; 29, с. 137; 41, с. 65-68 .

Согласно исследованиям других ученых, например, Е.Мехралиева, в Ширване существовала даже Академия наук ("Даруль-улумун" араб.), в которой был медицинский центр (отделение) и здесь работали известные ученые-врачи того времени 29 . Одним из них был Ширвани (Аш-Ширвани) Махмуд ат-Табиб Фазиль Рашид ад-Дин Мадждал-Хюкама Шараф аш-Ширвани, который жил рубеже XI-XII веков. О его славе и известности в рассматриваемый период свидетельствуют его титулы: "Ходжа хаким" ("Глава врачей"), Фазиль ("самый знающий"), Рашид ("правильный", "умный", "решительный"), Маджид ал-Хюкама" ("древний врач"), шараф аш-Ширвани ("Слава Ширвана") 32, т. II, с. 469-470; 30, с. 54 . Другой известный ученый-врач Ширвани Шамсаддин Инаки, живший в XII веке и лечивший выдающегося ширванского поэта Хагани Ширвани (1121/2-1199), написал медицинский труд под названием: "Рисале-и Ташриг ва Абдан" 30, с. 30 . Уровень развития медицины и, в том числе военной медицины, был в то время очень высоким - рассматриваемый период, называемый в научной литературе и как "мусульманский Реннессанс", по праву считается расцветом медицины всего Востока, который дал миру величайших ученых-энциклопедистов, всемирно известных врачей, таких как Ибн Сина (980-1037), Абу Бакра ар-Рази (865-925), Абу Рейхана Бируни (973-1948), Абу-л-Касим Халаф ибн Аббас аз-Захрави (936-ум. ок. 1013) и многих других, труды которых многие столетия и после них являлись руководствами по медицине как на Востоке, так и на Западе 8, с. 7-21; 43, с. 9-33; 44 . В трудах этих выдающихся ученых-врачей, дошедших до нашего времени, затрагиваются и вопросы военно-полевой медицины. Так, одна из глав тридцатого "Трактата о хирургии и инструментах" аз-Захрави посвящена способам извлечения стрел из тела и методам лечения раненых, причем только в одном этом трактате приведены изображения около 200 хирургических инструментов и изложены способы их использования в соответствующих случаях 43, с. 195-200 . Ширванские ученые-врачи так же были известны далеко за пределами своей страны. Дядя поэта Хагани Ширвани, Кафиаддин Омар ибн Осман (XII в.), видный ученый, знаменитый врач был известен даже в далеком Туркестане 35, с. 138 . В войска также направлялись опытные, знающие своё дело врачи, которые могли бы оказать действенную помощь раненым и больным в походных условиях и в условиях боевой обстановки. Например, в 1149 г. в войске халифа ал-Муктафи (1136-1160) был знаменитый ученый и врач Абу-л-Касим Хибаталлах ибн ал-Фадл ал-Багдади 31, с. 111 .

Инженерное обеспечение в этот период приобрело ещё большее значение и осуществлялось по следующим направлениям: во-первых, заблаговременное строительство оборонительных сооружений: укрепление и поддержание в состоянии боевой готовности существующих оборонительных систем, строительство новых крепостей, подземных ходов, систем сигнализации и оповещения (сигнальные башни и др.) и пр. Во-вторых, строительство военно-морских баз для флота, а также обеспечение их всем необходимым; в-третьих, инженерное оборудование местности непосредственно перед сражением и в ходе его: установление различных заграждений, рытьё траншей, установка метательной и подступной техники, и т.д. 33, с. 190-200; 38, с. 52-80 .

Разведка и связь. В Ширване ещё задолго до ислама существовали разведывательные органы, как свои, так и подчиняющиеся Сасанидским правителям до падения этой империи. С образованием государства Ширваншахов необходимость в функционировании таких органов ещё более возросла. Это был бурный, тревожный судьбоносными военными событиями период крестовых походов и сельджукских завоеваний, период, чрезвычайно насыщенный кровопролитными сражениями, в которых разведке уделялось первостепенное внимание. Анализ источников позволяет (конечно же, весьма условно) провести в разведывательной деятельности государства Ширваншахов разделение на собственно разведку и контрразведку. Кроме того, для выяснения направлений деятельности можно разделить разведку Ширваншахов в русле её военной стратегии на стратегическую и тактическую.

Стратегическая разведка являлась чрезвычайно важной в разведывательной деятельности государства Ширваншахов и её основным направлением, как представляется, был военный шпионаж, проводимый, прежде всего, в сопредельных странах. Особое внимание уделялось привлечению на свою сторону высших сановников, духовенства, представителей высшей бюрократии, военачальников этих стран, которые могли оказывать то или иное влияние на проводимую государством политику, т.е. тех, кого называют "людьми влияния". Например, иногда такие люди "привлекались" на сторону Ширваншаха, когда оказывались в ширванском плену в ходе боевых действий. В других случаях продолжали работать на правительство Ширвана эмигрировавшие в другие страны по тем или иным причинам чиновники разных ведомств и т.д. Для достижения той или иной цели, особенно во время войны, применялись всевозможные методы: убийства, угрозы, подкуп, шантаж, установление родственных связей, и т.д.

Большую опасность в этот период представляли исмаилиты, жертвами которых являлись исключительно представители господствующего класса: султаны, шахи и халифы, везири и военачальники: сипехсалары и эмиры, а также представители военной администрации, которые не могли быть избавлены от опасности быть убитым исмаилитским фидаи (ар. "человек, готовый к самопожертвованию") - исполнители зловещих убийств "по заказу" См.: подр.: 37, с. 153-155 . В начале XIII в. исмаилиты имели свои ячейки в войсках самых разных государств мусульманского Востока. Так, автор начала XIII в. ан-Насави описывает одну такую ячейку из 5 человек в войсках хорезмшаха, которые готовы были по первому же приказу совершать убийства и другие акции возмездия 15, с. 180 . Вот почему не только разведке, но и контрразведывательной деятельности в войске Ширваншахов придавалось такое большое значение.

Основным разведывательным и контрразведывательным органом, выполнявшим одновременно и функции военной контрразведки, была служба сахиб-барида - начальника почтово-курьерской службы 28, с. 173 . Другим её названием, получившим распространение в государствах средневекового Азербайджана и, в том числе в Ширване, являлся сахиб-хабар (букв. "начальник известий" - ар.). В его подчинении находились служащие многочисленных "почтовых станций", разбросанных по территории всей страны. На каждой станции в распоряжении её начальника имелись верховые животные и гонцы, чтобы своевременно доставлять почту. С этой службой были связаны шпионы - осведомители обоего пола, которые действовали не только на своей территории, но и отправлялись в другие страны 22, с. 242 . Первые Сельджукиды в своей обширной империи полностью упразднили почтово-осведомительское ведомство чин сахиб-хабара, также был ликвидирован и диван барид 18, с. 100 . Однако в последующем, этот институт осведомительской службы вновь оказался востребованным 36, с. 66 . В государстве Ширваншахов, на наш взгляд, это произошло не сразу, поскольку здесь в этот период были сильны арабо-персидские традиции государственного управления и командования войском и, в полной мере, действовали отдельные элементы государственного механизма, заложенные ещё в Албании и в Арабском халифате 21, с. 84 . Для борьбы с вражескими лазутчиками предписывалось устанавливать пограничные сторожевые посты (рибаты) в местах и на путях наиболее вероятного проникновения лазутчиков. Пограничники, несущие службу на этих постах, обязаны были проверять каждого, кто следует через границу 2, с. 330 .

Заслуживает внимания и деятельность шихны - военного коменданта города, стоявшего во главе гарнизона (шихна - ар. "гарнизон" - см.: 27, с. 178 ). Он же - "военный наместник", "начальник полиции", который вел борьбу со шпионами и основной функцией которого являлось как раз обеспечение государственной безопасности 36, с. 71 . В обязанности шихны входила ликвидация конфликтов и смут, а также при необходимости и оборона города 25, с. 23 .

Важнейшей обязанностью разведки и контрразведки являлось обеспечение личной безопасности ширваншаха и его родственников от покушений на их жизнь и здоровье. Азербайджанский ученый и мыслитель Насираддин Туси (начало XIII в.) самыми важными условиями войны считал бдительность, засылку шпионов и надежную охрану шаха 6, с. 218 . В источниках по истории Ширвана зафиксированы случаи посягательства на жизнь главы государства 11, с. 50, 54 .
Древние военные теоретики считали, что военными шпионами должен заведовать сам государь 13, с. 69 . Судя по "Сийасет-наме", сочинению знаменитого сельджукского везиря Низам ал-Мулька (XI век), данное положение не утратило своей актуальности и в средние века. Так, сахиб-хабары должны были назначаться только главой государства, что препятствовало оказыванию на них какого-либо давления чиновниками любого ранга либо военачальниками. А денежное вознаграждение и ежемесячное содержание выдавалось непосредственно из казны шаха, что гарантировало им материальную независимость 12, с. 65-66 .

Заслуживает внимания и деятельность такого чиновника в средневековой бюрократической иерархии мусульманского Востока и, в том числе Ширвана и Аррана, как мушриф, хотя официально его функции были больше связаны с финансами. Согласно "Сийасетнамэ", мушриф обозначал чиновника - соглядатая, причем в таком же значении он выступает и у другого средневекового автора этого периода Абу-л Фазла Байхаки (XI в.). В его сочинении "История Ма`суда", этот термин стоит в перечислении рядом с ????? (ар.) - шпион, соглядатай-фискал 9; 12, с. 318 . В "Сийасетнамэ" мушриф обозначен как "тот, на кого можно положиться, так как это лицо знает о происходящем при дворе и сообщает, когда захочет и когда случится нужда". Жалованье мушрифу за его труды положено было выплачивать из казны - бейт ал-мала, "чтобы они не чувствовали необходимости в вероломстве и взяточничестве" 12, с. 64 . Мушрифы играли важную роль в разведывательной и контрразведывательной деятельности государства. Но были и другие шпионы, которые занимались разведывательной деятельностью под видом купцов, суфиев, странников, дервишей, продавцов целительных средств и др. 12, с. 79 . Абу-л-Фазл Байхаки (XI в.) описывает, как секретное донесение было доставлено странником, причем спрятано оно было в его посохе 1, с. 409 . Кроме того, донесения шифровались, что также препятствовало его ознакомлению. Пример шифрования донесения приводит и ан-Насави 15, с. 244 . При вербовке и направлении на задание большое внимание уделялось прежде всего личности шпиона. Шпион, проваливший задание, преследующий свои личные цели, либо будучи перевербован, мог принести большой вред интересам государства. Поэтому подбор шпионов, их обучение и инструктаж являлись, надо полагать, довольно непростым делом 12, с. 65 .

Шпионы не только занимались добыванием необходимой информации, но и при наличии соответствующего задания выполняли также и подрывную работу в войсках противника. Так, например, известно, что в войне с хуррамитами, командующий арабскими войсками Афшин, который придавал большое значение деятельности своей агентуры, широко использовал возможности разведывательно-подрывной работы в хуррамитском тылу 22, с. 257 . Вышеизложенное позволяет сделать некоторые выводы о деятельности стратегической разведки, которая осуществлялась:

Во-первых, ведением постоянного шпионажа на территории страны - вероятного или реального противника, посредством отправки лазутчиков, о чем пишет Низам ал-Мульк в специально посвященной этому вопросу главе в своей "Сийасет-намэ" 12, с. 79 .

Во-вторых, направлением послов в страну вероятного или реального противника 12, с. 102 . Автор военного трактата "Китаб-и "адаб ал-харб ва-ш-шуджаат"" ("Правила ведения войны и мужество") Шариф Мухаммад Мансур Мубаракшах (начало XIII в.) рекомендовал отправлять с послом группу быстрых гонцов, разумных кавалеристов, брать в дорогу испытанных верблюдов и быстроходных скакунов 14, с. 102 .

В третьих - использованием услуг агентов - доносчиков (мунаббехиан) на местах как в самом Ширване, так и на территории другой страны, где велась разведка.
Следующий пример показывает деятельность разведки Ширвана в военных условиях.

В 1066 г. военные отряды тюрков под предводительством Кара-Тегина ворвались на территорию Ширвана и занялись грабежом населения. Ширваншах Фарибурз I приложил много усилий и затратил много средств, чтобы понудить их уйти. Но вскоре тюрки явились вновь и на этот раз с ними был и дядя ширваншаха по отцу Мамлана б. Йазид б. Мухаммед. Анализ источника показывает, что вторичное вторжение войск Кара-Тегина было осуществлено по прямому наущению этого дяди ширваншаха, который, как видно, был организатором и вдохновителем этого вторжения и его целью был захват власти. Измена близкого родственника явилась тяжелым ударом для государства, погибло много людей, угнаны были стада скота, а также табуны лошадей стратегического резерва ширваншаха, войска причинили стране большой материальный ущерб, были разорены десятки населенных пунктов. Пройдясь огнем и мечом по Ширвану, войска Кара-Тегина осадили столицу Йазидийу, где находился ширваншах, имея целью его физически устранить как главу государства и главнокомандующего. Попытки обманом вывести ширваншаха из крепости не увенчались успехом, ширваншах не поддался на уловки и, разгадав замысел противников, а в свою очередь, сам подготовил и провел акцию по ликвидации предателя 11, с. 58-60 . После убийства дяди Ширваншаха, тюрки более не задержались и покинули страну. Однако Кара-Тегин в том же году во главе конных отрядов вновь вторгся в Ширван с неким тюрком Каймасом. Ширваншах и на этот раз не стал с ним воевать, может быть, силы были неравны. Он выдал одну из своих родственниц в жены Кара-Тегину, сделав этого опасного врага своим родственником. Но даже и в этом случае он не забыл и не простил новому родственнику сотворенных им злодеяний. Также не забыл он и других, кто мог представлять собой реальную угрозу безопасности государству. В августе 1067 г. тюрок Каймас внезапно умирает в Ширване, причем ходят слухи, что его отравили. А годом спустя в Маскате уничтожают бежавшего от гнева сельджукского султана из Йазидийа Кара-Тегина 11, с. 59-60 . Таким образом, в результате проведенных акций в кратчайшие сроки были уничтожены все главные противники Ширвана, посягнушие на безопасность государства.

Большую помощь в ведении стратегической разведки и подрывной работы среди войск противника Ширвана оказывали влиятельные и знатные лица, чиновники, духовенство, проживающие вне страны. В этом отношении особо следует отметить разведывательно-подрывную деятельность Ширвана на севере страны. Дело в том, что наиболее опасным в военном отношении для государства Ширваншахов было северное направление, таившее в себе постоянную угрозу внезапного вражеского вторжения через горные перевалы, где ещё Сасанидами были построены оборонительные укрепления, образующие в своей совокупности мощный оборонительный комплекс. В связи с этим, важнейшей военно-стратегической задачей государства Ширваншахов являлось полное овладение и полноценное использование этого комплекса, являющегося при надлежащем использовании надежным щитом от ударов с севера. Этим и объясняется почти двухсотлетняя изнурительная война в целях овладения этим оборонительным комплексом. Поэтому разведывательно-подрывной деятельности в этом довольно непростом регионе Ширваншахи придавали исключительное значение. Основной социальной группой, часто противостоящей Ширвану в Дербенте являлись раисы, у которых неумеренное стремление к независимому управлению зачастую приводило к смене правящих эмиров. Ширваншах Фарибурз I предпринял попытку раскола единства противостоящей группировки раисов изнутри и создания в Дербентском военному социуме с его рабатами сферы ширванского влияния. Ему удалось привлечь на свою сторону и организовать реальную силу в лице главы раисов Дербента Муфарриджа б. Музаффара, который вёл политику в интересах Ширвана и оказывал конкретную помощь в ходе сражений между войсками Ширвана и Дербента. Интересно, что это стало возможным после того, как Муфарридж попал в плен в одном из сражений, происшедшее под Шабраном в 1065 г. с регулярными войсками Ширвана с одной стороны и с объединенными войсками Сарира и Дербента - с другой. Личность Муфарриджа была интересна для ширваншаха и в геостратегическом смысле - правитель Сарира был его тестем. К слову сказать, и сам ширваншах тоже был также тестем правителя Сарира и, таким образом получается, что они были ещё и родственниками 11, с. 77, 92 . Показательным в этой связи является сражение, происшедшее в 1068 г. между войсками Ширвана и Дербента, в местечке Хурмастан (под Дербентом), в котором Муфарридж выступив на стороне Ширваншаха, помог выиграть почти проигранное ширванскими войсками сражение 11, с. 61 . Другой пример разведывательно-подрывной работы, организованной командованием войск Ширвана в русле её военной стратегии внутри Дербентского социума, связан с деятельностью проповедника из Гиляна Мусы ат-Тузи. В 989 г. этот авторитетный проповедник, не лишенный дара убеждения, смог организовать беспорядки в Дербенте, настроив население против правителя Дербента эмира Маймуна, который, по-видимому, был далеко не ревностным мусульманином. Ат-Тузи же, наоборот, будучи правоверным суннитом, за короткий промежуток времени овладел умами и сердцами дербентцев и, созвав собрание в соборной мечети, призвал верующих к праведности и благочестию. "И свыше тысячи человек принесли ему покаяние" 11, с. 89 . После этого, Тузи вместе с ними направился к эмиру Маймуну, который также принес покаяние "товба" и дал обет больше не пить вина. Постепенно, гилянский проповедник, пользуясь своим все возрастающим авторитетом, сосредоточил в своих руках все управление городом и для полноты управления ему надо было убрать из города эмира, уже ставшего обременительным. Но для этого надо было вначале устранить его охрану, состоящую из русов. Поэтому он потребовал от эмира выдать русов, чтобы предложить им принятие ислама, а в случае отказа - казнить. Эмир ответил отказом, начались беспорядки, в результате которых он вынужден был бежать вместе с своими русами, причем пришлось предварительно просить аман у Мусы ат-Тузи. Нам представляется, что все эти события были инспирированы по заданию и по плану ширваншаха, особенно если учесть, что после изгнания эмира Маймуна, Тузи, захватив управление городом, сразу же послал приглашение ширваншаху 11, с. 68-69 .

Другая видная фигура исследуемого периода - "человек влияния" - Ма`суд ибн Намдар (ок. 1111 г.) - чиновник финансового ведомства, который в своих письмах, стихах и других сочинениях писал о смутах в Бейлагане, выступлениях городского населения, о своем конфликте с горожанами и о борьбе жителей против попыток захвата города войсками тюркских эмиров. Из его рассказов становится известно, что он придерживался, постоянной ориентации на Ширван 25, с. 22 . Исследователь его творчества В.М.Бейлис приходит к выводу, что из сочинений Ма`суда ибн Намдара безусловно явствует, что в Бейлагане, который он называет "своим городом", Ма`суд постоянно отстаивал интересы Ширвана в противовес раису города и, вероятно, значительной части горожан, рискуя при этом своей жизнью и имуществом 26, с. 11 . Восставшие бейлаганцы обвиняли Ма`суда в соглядатайстве, точнее в шпионаже, причем наиболее агрессивно настроенные горожане предлагали его убить, а имущество разграбить. Но возникшие в толпе разногласия спасли ему жизнь и, как предполагает В.М.Бейлис, восставшие, вероятно, решили в дальнейшем использовать его познания и навыки чиновника в своих интересах 24, с. 54 .

Таким образом, на наш взгляд, Ма`суд, будучи "человеком влияния" помимо чисто финансовых дел, вел также разведывательную и активную политическую деятельность в пользу Маджлис ал-Фахри - правительства Ширваншаха Фахр ад-Дина Фарибурза 10, с. 34 .

Тактическая (войсковая) разведка проводилась перед началом боевых действий. До начала осады опорного пункта противника, либо после его окружения, производилась разведка подступов, особенностей объекта осады, численности, вооружения и состава осажденных, наличия метательных машин и т.д. Войсковая разведка в зависимости от выполняемых задач велась силами подразделений различной численности. Так, в разведывательном подразделении "талийу" (ар. "передовой разведывательный отряд"), который являлся боевым разведывательным дозором, состояло примерно 40 всадников. В словаре Махмуда Кашгари (XI в.) "Диван-лугат ит-турк" в качестве эквивалента разведотряда "тутгаг" указан также термин "джарида", обозначающий конное подразделение численностью в 40 всадников 39, с. 88 . Вместе с тем, термин "джарида" обозначал и просто легковооруженных воинов. Именно в таком значении термин выступает в сочинении ан-Насави 15, с. 169 . В ходе разведки можно было проводить опрос местных жителей и могли использоваться, в меру возможностей, и услуги доносчиков (мунаббехиан).

Разведывательное подразделение "сарийа" могло включать от 50 до 400 воинов, причем, как представляется, это могли быть как всадники, так и пехотинцы - все зависело от конкретных целей разведки и условий выполнения поставленной задачи 39, с. 88 . О различных задачах конной разведки в рассматриваемый период повествует и мусульманский рыцарь Усама ибн Мункыз (XII в.) в своём знаменитом сочинении "Книга назидания". Так, в число задач боевого разведывательного отряда входило также изучение местности для устройства засад, выбор удобной для ведения боя местности и другие 16, с. 97-98, 173 .

Войсковая разведка формировалась из подготовленных воинов. Рекомендовалось поочередно менять, чтобы воины не уставали и не "становились медлительными". Особое внимание придавалось запрету на употребление спиртных напитков, особенно перед выполнением боевых заданий и, в том числе, направлением в боевой разведывательный дозор 14, с. 181 . Не рекомендовалось направлять в разведку одного или двух всадников, количество разведчиков должно было быть не менее трех 8, с. 88 . Командиром боевого разведывательного дозора назначался эмир или другой начальник, но в любом случае он должен был быть достаточно опытным в делах войны, бдительным и повидавшим жизнь человеком, пользовавшимся авторитетом среди воинов, приказания которого должны были выполняться безоговорочно 14, с. 179 .
Во время движения войска на марше разведывательные отряды высылались также при следовании в походном порядке, как правило, такие отряды выдвигались перед авангардом, а за арьергардом выставлялись тыловые караулы 38, с. 137, 162-163 . Кроме того, разведывательные дозоры выставлялись и с флангов. Отсутствие таких дозоров или фланговых отрядов иногда заканчивалось большими потерями в личном составе войска 3, с. 228 . Во время привалов ширванское войско обязательно разбивало лагерь 11, с. 57 . При этом от лагеря в целях его охраны высылался разведывательный дозор 14, с. 180 .

Средствами ведения визуальной разведки являлись и наблюдательные башни - каргу (тюрк.), которые строились в основном на возвышенностях, на горных вершинах, здесь велось постоянное дежурство. Башни были также предназначены для своевременного оповещения о вторжении противника - при его обнаружении, немедленно сообщалось об этом командованию путем разведения огня на башне (дымом от костра - в дневное время, а ночью - его пламя), направлением почтовых голубей и гонцов 33, с. 209 . По мнению некоторых исследователей в Ширване визуальная разведка велась также с башен "талийу", одна из таких башен сохранилась в поселке Нардаран близ Баку 29, с. 137 .

Таким образом, как видно из изложенного выше, в государстве Ширваншахов в IX-XIII веках существововало стратегическое обеспечение военных действий, что позволяло более эффективно проводить боевые действия и осуществлять другие задачи в русле её военной стратегии. Проводимая стратегическая разведка позволяла добывать необходимую информацию и принимать стратегически правильные решения. Кроме того, разведка Ширвана проводила мероприятия подрывного характера и внутри войск противостоящей стороны, что позволяет судить об умении и высоком профессионализме ширванских разведчиков. Свидетельством грамотного стратегического обеспечения военных действий главного командования ширванских войск этому является тот факт, что, несмотря на все внешнеполитические сложности, ширваншахи (Фарибурз I и другие) сумели не только отстоять государственность Ширвана, сохранить шахский трон, но и даже значительно расширить свои владения и укрепить государство.

*Историческая область и государство в западном побережье Каспийского моря, простиралась от Дербента на севере до дельты реки Кура на юге, часть территории Азербайджана.

ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ

1. Коран. Пер.И.Ю.Крачковского., М., НПО "Вектор СП" 1991, 399 с.
2. Абу Йусуф Йакуб б. Ибрахим ал-Куфи. Китаб ал-Харадж. Мусульманское налогообложение. Пер. с араб. и комм. А.Э.Шмидта Супракомм. к пер. А.С.Боголюбова. Подг. к изданию, вст. статья и ук. А.А.Хисматулина. Санкт-Петербург: Петербургское востоковедение, 2001, 399 с.
3. Ат-Табари. История. Пер. с араб. В.И.Беляева. Доп. К пер. О.Г.Большакова и А.Б.Халидова. Ташкент. Изд. "ФАН" Узбекской ССР. 1987. 441 с.
4. ?mam Ebu`l-Hasan el Maverdi. El-Ahkamu`s - Sultaniyye. ?slamda Hilafet ve Devlet Hukuku. Ankara Bedir yay?mevi. ?stanbul 1976. 292 s.
5. Махмуд Кашгари. Дивану-ль лугат-ит тюрк. Подготовил Аталай В. В 4-х томах. Издательство Турецкой истории, 1986, 530 с., 366 с., 452 с., 885 с. (на турецком языке).
6. Хаджа Насираддин Туси. Ахлаги-Насири. Баку: Элм, 1998, 254 с.
7. Али-заде А.А. Социально-экономическая и политическая история Азербайджана XIII -XIV в.в. Баку: Изд-во АН Азерб.ССР, 1956, 420 с.
8. Абу Али Ибн Сино. Канон врачебной науки. В 10 томах. Т. I. Изд-е третье. Ташкент: изд-во медицинской литературы, 1996, 539 с.
9. Абу-л-Фазл Байхаки. История Масуда (1030-1041). Пер. с перс., введение, комм. и прил. А.К.Арендса. М.: Наука, 1969, 1003 с.
10. Ма`суд ибн Намдар. Сборник рассказов, писем и стихов. Факсимиле текста.
Предисл. и указат. В.М.Бейлиса. "Памятники письменности Востока, ХХХ). М.: Наука, 1970, 64 с. без арабского текста.
11. Минорский Ф.В. История Ширвана и Дербенда X-XI веков. М.: 1963, 265 с. без араб. текста.
12. Сиасет-намэ. Книга о правлении вазира XI столетия Низам ал-Мулка. Пер., введение в изучение памятника и прим. Б.Н.Заходера. М-Л.: изд-во АН СССР, 1949, 376 с.
13. Сунь-Цзы, У-Цзы. Трактаты о военном искусстве. Пер. с кит., предисл. И коммент Н.И.Конрада. М.: ООО "Изд-во АСТ"; СПб.: Terra Fantastica, 2002, 558 с. с ил.
14. Шариф Мухаммад Мансур Мубаракшах. Правила ведения войны и мужество. //интернет сайт: www.vostlit.info. Текст воспроизведен по изданию: Китаб-и "адаб ал-харб ва-ш-шуджаат". (Правила ведения войны и мужество). МО Респ. Таджикистан, Таджикский высший военный колледж, Душанбе: 1997.
15. Шихаб ад-Дин Мухаммад ан-Насави. Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны. Баку: Элм, 1973, 450 с.
16. Усама ибн Мункыз. Книга назидания. Пер. А.М.Салье, М., Изд-во вост. лит-ры., 1958, 327 с.
17. Abbasova F. Shabran. Baku, Elm, 2002. 280 s.
18. Агаджанов С.Г. Государство Сельджукидов и Средняя Азия в XI-XII вв. М.: Наука, 1991, 302 с.
19.Ahmet Yaman. ?slam Devletler Hukukunda Sava?. ?stanbul. 1998. 192 s.
20. Абу Ибрахим Фахр ад-Дин ал-Фатх ибн Али ибн Мухаммад ал-Бундари ал-Исфахани. Таравих ас-Сельджук. Пер. М.Садуллаева. Баку: ФАН, 1947.
21. Ашурбейли С. История города Баку. Период средневековья. Баку: Азернешр, 1992, 402 с.
22. Беляев Е.А. Арабы, ислам и Арабский Халифат в ранее средневековье. Второе издание. М.: Наука, 1966, 279 с.
23. Бейлис В.М. Сочинения Мас`уда ибн Намдара как источник по истории Аррана и Ширвана начала XII в. и памятник средневековой арабской литературы. Автореф. дисс. на соискание ученой степени д.и.н. Баку, 1975.
24. Бейлис В.М. Мас`уда ибн Намдара и городское население Байлакана. Известия АН Азерб. ССР, Серия истории, философии и права, 1966, № 3, с. 50-64.
25. Бейлис В.М. Из наблюдений над текстом и терминологией сборника рассказов, стихов и писем Мас`уда ибн Намдара. "Письменные памятники Востока. Историко-филологические исследования". Ежегодник. 1968. М.: Наука, 1970, с. 17-31.
26. Бейлис В.М. Из наблюдений над текстом Мас`уда ибн Намдара. Стихи и афоризмы Мас`уда ибн Намдара. "Письменные памятники Востока. Историко-филологические исследования". Ежегодник. 1970. М.: Наука, 1974, с. 5-44.
27. Буниятов З.М. Государство Атабеков Азербайджана 1136-1225 гг. Соч. в 3-х т. Том 2, с. 9-276. Баку: Элм, 1999, 365 с.
28. Буниятов З.М. Из истории Кавказской Албании VII-VIII вв. // Вопросы истории Кавказской Албании. Баку: АН Азерб.ССР, 1962, с. 149-180.
29. Мехралиев Э. Ширванская академия наук (X-XIII века). Баку: Чашыоглы, 2000, 70 с.
30. Мехралиев Э.Ширваниды. 2 книга. Баку: Азернешр, 2003, 64 с.
31. Садр ад-Дин Али ал-Хусайни. Ахбар ад-даулат ас-сельджукиййа. Пер. З.М.Буниятова, М.: Изд-во вост.лит-ры, 1980, 342 с.
32. История Азербайджана. В 7 томах. Т. 1, Баку: Элм, 1998, 472 с.; 2 том: Баку: Элм, 1998, 596 с.; 3 том, 1999, 584 с. (на азерб. языке).
33. Мамедов С.Г. История войн и военного искусства Азербайджана. Баку: Нафта-прес, 1997, 385 с.
34. Мамедов С.Г. Источники военного права в Азербайджане в XIII-XV вв. Баку: Нафта-прес, 2008, 233 с.
35. Кендли-Херисчи Г. Хагани Ширвани. (Жизнь, творчество и обстановка). Баку: Элм, 1988, 592 с. (на азерб. языке).
36. Семенова Л.А. Из истории средневековой Сирии. Сельджукский период. М.: Наука, 1990, 248 с.
37. Строева Л.В.Государство исмаилитов в Иране в XI-XIII вв. М.: Наука, 1978, 272 с.
38. Юнусов А.С. История военного дела в Азербайджане в ЫХ - начале ХЫЫЫ в.в., Рукопись диссер. на соискание уч. зв. к. и. н., Баку: 1986.
39. Юнусов А. С. Военное дело тюрок в XI в. (По словарю Махмуда ал-Кашгари). // Харби билик. 1993, № 3, с. 87.
40. Бартольд В.В. Дербент. Сочинения. Работы по исторической географии. Т. III, с. 419-430, М.: изд-во вост. лит., 1965, 707 с.
41. Хагани Ширвани. Избранные произведения. Баку: Азернешр, 1978, 322 с.
42. Достиев Т. Средневековые археологические памятники северо-восточного Азербайджана (IX- середина XIII вв.). Баку: изд-во Бакинского университета, 1999, 154 с.
43. Абу-л-Касим Халаф ибн Аббас аз-Захрави. Трактат о хирургии и инсрументах. Изд-е текста, пер. с араб., предисл., прим. и указ. З.М.Буниятова. М.: Наука, 1983, 277 с.
44. Абу Рейхан Бируни. Китаб ас-сайдана фи ат-тибб. Ташкент: ФАН, 1974, 1120 с.


Самир Мамедов
Диссертант Национального
Музея Истории Азербайджана

Стратегическое обеспечение военных действий
государства Ширваншахов в конце IX - начале XIII веков.

В государстве Ширваншахов в рассматриваемый период существововало стратегическое обеспечение военных действий, что позволяло более эффективно проводить боевые действия и осуществлять другие задачи в русле её военной стратегии. Всесторонняя разведка позволяла добывать необходимую информацию и принимать стратегически правильные решения. Кроме того, разведка Ширвана проводила мероприятия подрывного характера и внутри войск противостоящей стороны, что позволяет судить об умении и высоком профессионализме ширванских разведчиков. Свидетельством грамотного стратегического обеспечения военных действий главного командования ширванских войск этому является тот факт, что, несмотря на все внешнеполитические сложности, ширваншах Фарибурз I сумел не только отстоять государственность Ширвана, сохранить свой шахский трон, но и даже значительно расширить свои владения и укрепить своё государство.

 

nationalvanguard



 

   
вверх  Библиография г. Ивано-Франковск, Группа исследования основ изначальной традиции "Мезогея", Украина


Найти: на:
Підтримка сайту: Олег Гуцуляк goutsoullac@rambler.ru / Оновлення 

  найліпше оглядати у Internet
Explorer 6.0 на екрані 800x600   |   кодування: Win-1251 (Windows Cyrillic)  


Copyright © 2006. При распространении и воспроизведении материалов обязательна ссылка на электронное периодическое издание «Институт стратегических исследований нарративных систем»