НАЧАЛО  



  ПУБЛИКАЦИИ  



  БИБЛИОТЕКА  



  КОНТАКТЫ  



  E-MAIL  



  ГОСТЕВАЯ  



  ЧАТ  



  ФОРУМ / FORUM  



  СООБЩЕСТВО  







Наши счётчики

Яндекс цитування

 

      
Институт стратегического анализа нарративных систем
(ИСАНС)
L'institut de l'analyse strategique des systemes narratifs
(IASSN)
Інститут стратегічного аналізу наративних систем
(ІСАНС)



статья

Сергей Жариков и братья Летовы.

Создать огромную систему мифов, или Сейчас настало время осознанной контркультуры (интервью).

Егор Летов: У меня - так вообще в последнее время есть тяготение к нойзу. К шумовым делам.

СЖ: Не знаю, не знаю. Мне кажется, сейчас у нас все та же эпоха постмодерна. Эпоха "нео" и "пост", когда все современное берется в кавычки. Мы, например, сейчас возрождаем "ДК", и у меня есть мысль, что нужно добавить в текстовой фон именно немного музыки. Понаснимать, скажем, каких-нибудь тем из неизвестных произведений Генделя - и сделать под них простенькие остинатные подкладки: скрипка и бас-кларнет. Потом Сергей Летов начнет под это дело импровизировать в своей манере - и никто из публики, конечно, не поймет, что это такое. А называться все это будет "хорошая качественная музыка".

Сергей Летов: Что это Гендель, никто не поймет уже потому, что играть его буду я.

СЖ: А перед этим пойдут тексты - пусть и не про говно, но типа того. Веселые. Разумеется, никто не поймет, что это Гендель. Просто скажут: "Во, бля! Музыка, бля!" Такой неоконсерватизм. Тем самым, мы даем крутую идеологию: не просто шум, а настоящую музыку. Хотя, конечно, в ироничном контексте. Тут возникает интересная аналогия с восприятием ВИА. Ты ведь вроде говорил, что любил слушать "Самоцветы"?

ЕЛ: Ну, конечно! Я и сейчас с удовольствием слушаю! У меня целая пачка их пластинок лежит. Да "Пюющие гитары" у меня полностью.

СЖ: У "Поющих гитар" сейчас, кстати, вышла пластинка - они там записали в старом звуке все свои известныее вещи: "Толстый Карлсон", "Велосипедистов"...

ЕЛ: Римейки?

СЖ: Да, но в старом звуке. Была передача по "Юности", где они жаловались: "Вот, понимаете, Антонов переписал свои старые песни, но в новом звуке. И аромат эпохи пропал. А мы все записали в старом - советском, глуховатом. Без всех этих модных примочек - без максимайзеров, без компрессоров. И звук получился такой чистый, с динамикой. без шума и пыли". Чем они брали на самом деле, так это хорошим пением. Вместо драйва у них был динамический диапазон с многоголосьем.

ЕЛ: Они ведь первые у нас в стране начали серф играть!

СЖ: Да-да... Вот ты спрашивал, кто на нас по-влиял. Я могу точно сказать: CAN и "Веселые ребята" образца 1970 года. Они у меня были на 9-й скорости, с Бергером и Пузыревым, - там они пели битов: "Эй! На помощь, друг мой! Эй! Спеши скорей!", потом еще "Портрет Пабло Пикассо" - вот это мне, блин, нравилось офигительно.

СЛ: А ведь не признавался.

СЖ: Ну... И мы ходили на "Веселых ребят", видели втроем на одном месте. Я вот думаю: какие все-таки мудаки сидели наверху, что они стали все это запрещать. Был настоящий стиль, свой. Его бы, наоборот, двигать... "Машина времени" - это, кстати, была реакция на "Самоцветы". Не было бы никакой "Машины времени", если бы не стали запрещать "Веселых ребят". А вот спроси сейчас кого, кто такой Пузырев?

ЕЛ: У меня, честно говоря, есть мечта: найти и издать всевозможные демо гаражных команд 60-х. Тех, что играли в Домах культуры, на танцах...

СЖ: Конечно! А приколы танцевальные... Вот, по "Воплям Видоплясова" видно, что люди реально играли на танцах. Все эти примочки, подтяжки, переходы... Сейчас настало время осознанной контркультуры. Необходимо поднять эти сакральные пласты, которые, несомненно, существуют, но официально не признаются. Хорошо, конечно, что есть шоу-бизнес, но... Вот какую тему нам бы прокипятить: ангажированность. Раз мы есть журнал "КонтрКультУр'а", то это понятие подразумевает некий сакральный пласт. То есть, грубо говоря, некую самостоятельность, самодостаточность какой-то определенной группы людей. А ангажированность подразумевает некий заказ, некое прикладное значение. И я думаю, нужно очень четко расставить все точки над этим делом - чтобы не было ошибок в будущем. Я ведь по себе знаю, насколько все это ничего не дает, оказавшись в поле неадекватности. Ты хочешь людям помогать, сподвигаешь на это кучу друзей, а они не то что спасибо не говорят - даже не понимают, зачем все это делается. Они думают: "Чего это он?" Ты неадекватно понимаешь их, они неадекватно понимают тебя - все оказываются в одном неадекватном поле.

ЕЛ: Сейчас, насколько я понимаю, все наше общество вообще находится в разных ареалах. Ареал водителей КАМАЗов, ареал бабушек...

СЖ: Ну да, это и есть субкультуры. Контркультура отличается тем, что в ней возникает определенное напряжение, а эти - просто параллельно существующие субкультуры, у них есть свои песни, как у каких-нибудь камбоджийских таксистов, - или тот же блатняк, так называемый "русский шансон" - тоже свой язык для аудитории, которая его воспринимает. Ничего непонятного в этом нет. А вопрос ангажированности куда интересней. Что такое любая партия? Это коррелятивная система. Понятно, что реальная система не позволит никаких реальных партий. Дураки, что ли: разрешать что-то против себя. А коррелят - это как бы программа по поиску ошибок. Если что-то делается не так - давайте посмотрим, что получится, если мы возьмем немножко левее. Или немножко правее. Для этого правые и левые и нужны - подталкивать с обеих сторон тех, кто группируется по центру. Но проблема-то в чем: люди этого не понимают. Та самая неадекватность. Помнишь, Дугин обсасывал все эти проблемы: кшатриев и брахманов? Если рассуждать в таком ракурсе, то музыкант оперирует абсолютными художественными ценностями, а кшатрия - как король или демиург - оперирует относительными ценностями, решает задачи управления массами. И задача князя или короля - засрать всем мозги и обговнять всю ситуацию. Чем тупее люди, тем легче ими управлять. А задача брахмана - жреца - напротив: возвещать о чем-то личном. И отсюда берется вечный конфликт между властью и культурой.

ЕЛ: Да, но брахман - система замкнутая.

СЖ: Разумеется. Она тебя впустит только после инициации. И тем более получается, что общий язык между кшатриями и брахманами заведомо невозможен. Стало быть, вопрос ангажированности в этом ракурсе снимается. Весь наш опыт - и твой, и мой - говорит о том, что игра в партийном контексте ничего не дает.

ЕЛ: Абсолютно не дает.

СЖ: И Лимонов то же самое говорит: как же так? Он приехал сюда из Франции, хотел что-то сделать, а сейчас - бах! Видим, что у него получилось. Вот более успешный Жириновский тут и более удачный пример. Что, он такой хороший и умный, что ли? Просто аппарату президента была нужна именно такая партия - для прокатки шаров. Чтобы следить за сигналами: как там, скажем, посольства или разведка прореагируют. Положительно - значит, Ельцин через полгода это самое и сделает. А отрицательно - что вы хотите, ведь Жириновский - дурак, неофашист. Он как бы отвязный такой, вокруг него гомаки, проститутки - он вроде как шут гороховый, которому все можно. Но он прощупывает почву. А если музыканты подписываются подо все эти игры, они понижают свой собственный функциональный уровень. Нас можно воспринять как эдаких плакатистов, И получается, что проблема решения не имеет. Как ты считаешь, что делать в этой ситуации? Что нам остается? Ведь нас как бы отталкивают обратно в контру...

ЕЛ: Если все-таки заниматься такими вещами, можно попробовать довести все это до абсурда.

СЖ: Устроить такой неокоммунизм, неофашизм, что ли? До абсурда они и сами все это доводят. Политики - люди как раз ангажированные, они не понимают, что такое стиль. Не понимают, что то, чем они занимаются, это уже есть пародия. Что такое Зюганов со своей компартией - это же пародийная партия! Коммунисты, а говорят про бизнес, рынок... Или фашисты, Баркашов - это же карикатура на фашизм. О них серьезно можно говорить только для рекламы. Взять рыночников - то же самое: Немцов - ну какой он демократ? Или Хакамада, или Лера Новодворская... Представляешь себе такой вот образ демократии: Новодворская и Боровой? Даже фамилия происходит от слова "боров". Кто у нас за рынок - Боровой! Все смотрят на него - и думают: что же нам теперь, вместе с этой вот свиньей строить рыночную экономику?!

ЕЛ: Главное - постоянно все менять. Создать огромную систему мифов. Чем я, собственно, и занимаюсь. Меня ведь, строго говоря, мало кто знает. Кто-то думает, что я сейчас в одном месте, а я, на самом деле, давно уже в другом, в третьем... Приходят, скажем, ко мне коммунисты и спрашивают: "Ты - коммунист?" - "Да, я - коммунист". К фашистам приду - "Да, я такой..." К анархистам - то же самое. И если кто-то попытается в этом серьезно разобраться, то у него через некоторое время крыша поедет. То мы панки, то не панки, то фолкники какие-то, то мы что-то еще - получается огромное количество всевозможных идеологом, доведенных до абсурда.

СЖ: И тогда что выходит: если я, скажем, министр культуры, то меня это дико напряжет. Система же специально маркеры придумывает: панк? - это туда, на 859-ю полочку. Что у нас там после работы с панками идет? - Работа с танками. Или: хиппи? - так, 756-я. Для чего нужны эти метки? Чтобы знать, как с тобой бороться. А если ты будешь говорить, что я, мол, не такой, не сякой, и вообще я ВАШ - как тогда быть? А у нас и папочки такой нет: что это значит, "наш"?! Кто такие эти "наши"?

ЕЛ: Вот это я сейчас и говорю. Что я, мол, за президента.

СЖ: Это - самое опасное. Все через это проходили. Помнишь, как я предлагал Лимонову голосовать за Ельцина. Был съезд фашистов в Питере, я говорю: "Лимонов! Давай за Ельцина!" Что тогда получится: фашисты голосуют за Ельцина. Да все обосрутся просто. И обосрались, точно! Ельцин сразу заволновался: дескать, нет, я не с ними... Хорошая идея! Но, с другой стороны, я уже говорил: люди не понимают, что такое стиль. Стиль - это замкнутая логика цепи, когда следствия как бы опережают причину, что дает дикое ощущение кайфа. Самодостаточный драйв идеи. А когда стиля нет, получается каша. Кстати, Аенин очень любил это словосочетание - "манная каша". Ты сделал жест - никто ничего не понял. А это еще хуже. Значит, система нас опять в контру вынесет. Будет в нас тыкать и орать: вот видите, это они ЦРУ, это они машинку подложили. Системе нужны враги, на примере которых можно показывать, как себя не нужно вести.

ЕЛ: Так ведь так оно и есть, по-моему...

СЖ: Ну, брат! Ну, ты скажешь! Нет-нет, я с этим не согласен. "Не живите, как мы", что ли? Ха-ха-ха! Да нет, ты чего? Нет! Смысл в том, что есть большинство, и есть маленькая группка людей, шибко умных. Любая система специально дрючит этих шибко умных, чтобы они тявкали, и говорит большинству: "Вот видите! Вы так себя не ведите, а то, как им, кищмиш, не кущать вам ни урюк". Короче, я не понимаю, что тут делать. Что бы ты ни делал, получается, что либо ты - шут гороховый, но в системе, либо ты - контра.

ЕЛ: Ну, разумеется, контра. Более того, если ты и раньше в систему не вписывался, ты в нее уже никогда не впишешься. Они чутьем тебя распознают. Когда я в политику полез, я сразу это понял.

СЖ: Во-во. Помнишь, мы с тобой и Неумоевым ходили на круглый стол в газету "День", к Бондаренко. А как все начиналось? Бондаренко говорит: "Нам нужен герой!" А я принес в редакцию твою фотографию и сразу ему: "Ну как же, вот! Летов - ваш герой! "Гражданская Оборона", звучит красиво, все дела!" А ты там с волосами. Он говорит: "Ну, что это такое, у него тут все висит, нет ли другой фотографии?" - "Да что ж делать, он так ходит..." - "Может, заретушируем?.."

ЕЛ: От нас, видимо, исходит некая эманация, которую они ощущают на бессознательном уровне. Совершенно четко.

СЖ: Пригов тут написал в "Художественный Журнал" хорошую статью. Вот, мол, все говорят: "высокое искусство". А где оно сейчас находится? В старину, скажем, высокие ценности потребляла аристократия. А сейчас - медиакратия! Сегодня высокое искусство создает нового Павлика Морозова - Майкла Джексона. Занимается имитацией. Люди, облеченные властью, не нуждаются в подлинных вещах. Им нужны не золото-брильянты, им нужна бижутерия. Бижутерия для масс. Возьми группу "Ленинград", их чуть ли не все FM-радиостанции поддерживают! Думаешь: ни фига себе... А они там рассуждают: "Так. Народу хочется говна. Ну, значит, товарищи, давайте мата побольше! Мало мата, надо больше мата!" И в результате идет бесконечный мат бессмысленный. Класс! Очень просто: хотят - i-э' А если туда подмешать немножко интонации раненого животного, такого подбитого звео3 как в "Гражданской Обороне", сразу чувствуют: "Ну, блин! Это нельзя". На уровне архетипа. Ведь что такое раненый - каждый человек раненый при такой системе. Везде где-то кто-то ранен. И возникает агрессия...

ЕЛ: Это ты точно насчет архетипа сказал. Я это и имел в виду.

СЖ: ...У тебя же интонация подбитого хищника, волка. Переход лирики в агрессию. Это ощущается нутром: конечно, этого нет ни у "Сектора Газа", ни у "Ленинграда". Поэтому их и тиражируют. Ну и кто же у нас тогда враг системы? Либо это сама система не совсем удачная, что делает людей такими, либо это люди сами такие плохие, без чьей-то помощи. Быдло, пьяницы. Совершенно разные идеи! Одно дело, если система хорошая, старается как может, но люди - такое говно, как Косыгин говорил: "Разве можно делать демократию в России? Все ведь просто перегрызут друг друга!" Это иллюстрируют (Ленинград" и "Сектор Газа". Либо другой вариант - "Гражданская Оборона". Здесь уже получается, что в самой системе что-то не так фурычит. Какой-то странный феодализм у нас в стране, под названием "демократия". Система не совсем хорошая, а люди -ничего. Правильно?

ЕЛ: Правильно.

СЖ: Так что делать-то, Игорь?!.

ЕЛ: Да то же, что и делали. Только правила игры становятся все более сложными. Если раньше можно было просто создать некий контрмир, то теперь нужно как-то иначе все видеть.

СЖ: Может быть, обыграть эдакий неоконформизм? Специально перебрать кое в чем, заявить: я - такой же новый русский, как и вы. Дожарился с проститутками в сауне. От первого лица. Пошел, попарился и зажарился.

ЕЛ: Ну, эта тема для "ДК". Это точно.

nationalvanguard



 

   
вверх  Библиография г. Ивано-Франковск, Группа исследования основ изначальной традиции "Мезогея", Украина


Найти: на:
Підтримка сайту: Олег Гуцуляк goutsoullac@rambler.ru / Оновлення 

  найліпше оглядати у Internet
Explorer 6.0 на екрані 800x600   |   кодування: Win-1251 (Windows Cyrillic)  


Copyright © 2006. При распространении и воспроизведении материалов обязательна ссылка на электронное периодическое издание «Институт стратегических исследований нарративных систем»