НАЧАЛО  



  ПУБЛИКАЦИИ  



  БИБЛИОТЕКА  



  КОНТАКТЫ  



  E-MAIL  



  ГОСТЕВАЯ  



  ЧАТ  



  ФОРУМ / FORUM  



  СООБЩЕСТВО  







Наши счётчики

Яндекс цитування

 

      
Институт стратегического анализа нарративных систем
(ИСАНС)
L'institut de l'analyse strategique des systemes narratifs
(IASSN)
Інститут стратегічного аналізу наративних систем
(ІСАНС)



статья

Проблема толерантности сквозь призму междисциплинарного подхода

Н.В. Круглова

Методология гуманитарного знания в перспективе XXI века. К 80-летию профессора Моисея Самойловича Кагана. Материалы международной научной конференции. 18 мая 2001 г. Санкт-Петербург. Серия «Symposium». Выпуск №12. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского философского философского общества, 2001. C. 78-80.

[78]

Толерантность как способность терпеть и\или уважать, принимать отличия других людей от нас самих, отличия в убеждениях, привычках, религиозных, политических, этических, культурных предпочтениях — все еще остается проблемой в современном мире. Проблема толерантности затрагивает каждого, мы все субъекты и объекты терпимости и нетерпимости — осознаем мы это или не осознаем. Чаще это не осознается, и потому нетерпимость, неприятие, насилие — первичная реакция, спонтанная, не требующая усилий, а терпимость — реакция вторичная, более зрелая, более редкая, требующая усилий, тренинга, дисциплины. Именно поэтому толерантность необходимо воспитывать, сделав ее государственной программой, но имен-

[79]

но поэтому государство должно стать первым субъектом терпимости, порождая и подкрепляя ее в действиях других социальных субъектов: политических партий, общественных движений, церковного руководства, отдельных граждан. Терпимость как социальная реальность чрезвычайно неравномерно присутствует в жизни мирового сообщества: если она прочно с ХVII века укоренилась в Голландии, доводя до предела, до особого социального эксперимента выдвижение новых объектов толерантности (как-то гомосексуальные браки, курение марихуаны и даже эвтаназия), то правление талибов в Афганистане создало предельно нетерпимый режим (вплоть до уничтожения изваяний статуи Будды тысячелетнего возраста). Если Соединенные Штаты Америки представляют собой особый тип государства, которое изначально формировалось как иммигрантское сообщество, где государственный нейтралитет в области культурных, религиозных и прочих предпочтений общеизвестен и где декларируется принцип: «Все должны терпеть всех», то во внешней политике США — предельно нетерпимы, оставляя за собой право прямого военного вмешательства в любой регион мира, где нарушаются, по их мнению, интересы их державы. Иными словами, если толерантность и присутствует на уровне того или иного государства, то она во многом еще не реализована на уровне межгосударственных отношений. Это подтверждается и исторически: борьба за терпимость в странах Западной Европы в ХVII веке, особенно эффективно проходившая в Англии и Голландии не мешала этим странам вести насильственную внешнюю колонизаторскую политику.

Рассмотрение же терпимости на теоретическом уровне также обнаруживает сложность, комплексность, многоаспектность этой проблемы. Безусловно, это понятие требует, прежде всего, философского анализа, так как оно напрямую связано с существованием социума как диалектического единства одного и многого, оно связано с пониманием человека, границ его познания, затрагивает вопрос об истине и формах ее обретения. Тем не менее, исключительно абстрактно-теоретическое рассмотрение этой проблемы чревато превращением толерантности в пустое понятие. Философия, конечно же, должна быть социально компетентной и исторически просвещенной.

Исторический подход дает возможность обнаружить, что толерантность как проблема возникает в Европе в связи с оформлением христианства в государственную, а позднее и мировую религию. В этой связи плодотворны вопросы о природе нетерпимости христианства, отличия ее характера в период гонений и в период господства, сопоставление дохристианской и постхристианской толерантности.

Но не только история религий даст нам ответы на эти вопросы, необходимость политологических изысканий также очевидна. Какая форма власти предполагает, допускает или полностью исключает толерантность как социальную реальность, гарантируют ли демократия и либерализм терпи-

[80]

мость в обществе, не является ли демократия — диктатурой большинства, что такое подлинно демократическая культура, обеспечивает ли равенство политических прав и свобод в обществе с выраженным экономическим неравенством режим терпимости — эти вопросы находятся в компетенции политологии.

Необходимо также вспомнить, что терпимость есть прежде всего свойство морального субъекта, которое характеризуется отношением к инаковости другого, к определенным допускам отличия от нас самих. Этика толерантности предполагает стремление достичь взаимного понимания и согласования разнородных интересов и точек зрения без применения давления, преимущественно методами диалога, убеждения, разъяснения.

Этические нормы толерантного общения, безусловно, определяются и чисто психологическими ресурсами личности быть терпимым. Этот личный ресурс различен и определяется характерологическим портретом человека, его психофизическими свойствами, условиями воспитания, уровнем интеллектуальной развитости и, опять же, материального благополучия. Известно высказывание У. Эко: «Самое страшное — это нетерпимость людей бедных».

Наиболее высокий уровень обобщение и видения данной проблемы дает культурологический подход, суммирующий в общий портрет культуры основные принципы ее оформления и действия. Так деление культур на сенситивный, идеационный и идеальный (или гармонический) типы П.А. Сорокиным сразу же позволяет определить которая из них допускает толерантность и в какой степени, а также выявить хронологические рамки исторической манифестации терпимости и опровергнуть устоявшееся мнение о том, что толерантность как некая реальность принадлежит лишь Новому времени.

Культура обладает огромными ресурсами по воспитанию толерантности в обществе, такими школами терпимости являются прежде всего искусство, философия, образование как таковое, развитая практика социальной критики. Искусство как особая коммуникации в обществе дает уникальную возможность путем переживания приобщиться к чужому опыту: другого человека, социальной группы, культуры. Философия служит специфической школой критического мышления, а также способом выявления предпосылок собственных рассуждений и рассуждений оппонента, а также искусством ведения спора и достижения согласия методом убеждения. Образование как расширение кругозора субъекта познания вводит человека в мир культуры как мир принципиально плюралистичный, сложный, избыточный, противоречивый. Закрепление традиций социальной критики, возможности высказаться и быть услышанным, а не наказанным, создает напряженную, но плодотворную обстановку в социуме, динамизирующую его развитие, а не разрушение.


nationalvanguard


 

   
вверх  Библиография г. Ивано-Франковск, Группа исследования основ изначальной традиции "Мезогея", Украина


Найти: на:
Підтримка сайту: Олег Гуцуляк goutsoullac@rambler.ru / Оновлення 

  найліпше оглядати у Internet
Explorer 6.0 на екрані 800x600   |   кодування: Win-1251 (Windows Cyrillic)  


Copyright © 2006. При распространении и воспроизведении материалов обязательна ссылка на электронное периодическое издание «Институт стратегических исследований нарративных систем»