НАЧАЛО  



  ПУБЛИКАЦИИ  



  БИБЛИОТЕКА  



  КОНТАКТЫ  



  E-MAIL  



  ГОСТЕВАЯ  



  ЧАТ  



  ФОРУМ / FORUM  



  СООБЩЕСТВО  







Наши счётчики

Яндекс цитування

 

      
Институт стратегического анализа нарративных систем
(ИСАНС)
L'institut de l'analyse strategique des systemes narratifs
(IASSN)
Інститут стратегічного аналізу наративних систем
(ІСАНС)



статья

Проф., свящ. Иоанн Молдовяну

Краткая общая история румынского исихазма

До недавних пор было принято считать, что румынский исихазм существует как историческое явление, лишь начиная с XVIII века. Однако не так давно были опубликованы труды весьма авторитетных ученых, которые доказывают, что румынский исихазм имеет свое начало в той же эпохе поздневизантийского исихазма, когда жил и подвижничал святой Григорий Палама. Среди этих трудов мы выделим, прежде всего, две книги. Первая из них - "Din istoria isihasmului in Ortodoxia romana" ("История исихазма в румынском Православии"), ее автор - священник и профессор, один из крупнейших православных богословов современности Думитру Станилоаэ (1902-1994). Книга появилась впервые в составе VIII тома румынского "Добротолюбия", выпущенного о. Думитру ("Filocalia", vol.VIII, 1979) и вышла отдельным изданием в 1992 г. Второй же труд - сборник "Paisianismul, un moment romanesc in istoria spiritualitatii Europene" ("Паисианизм, румынское явление в истории европейской духовности"), опубликованный в Бухаресте в 1996 г. и содержащий исследования проф. Дана Замфиреску и архимандрита Чиприана Захарии. Безусловно, можно было бы назвать и многие другие труды, но мы ограничимся указанными, как наиболее обобщающими. Они создают достаточно ясный образ того, чем был в действительности румынский исихазм в своей эволюции, от зарождения и до той вершины, когда в XVIII в., благодаря деятельности преп. Паисия Величковского, румынский исихазм стал называться "паисианизмом". В них показывается, что столь значительное явление в духовной жизни Православия, каким был исихазм с начала XIV в., не могло остаться незамеченным в Румынии, которая в то время начинает принимать у себя самых известных представителей исихазма православного мира.

Существует два этапа развития исихазма в Румынии: первый включает период, когда формируются румынские княжества и митрополии; это время отмечено приходом в румынские земли преподобного Никодима Афонского, а также деятельностью Патриарха Тырновского Евфимия: они оба были великими исихастами. Второй же этап составляет то время, когда с Афона в Молдавское княжество приходит Паисий Величковский, принося с собой новый дух, благодаря которому вся святоотеческая литература приобретает новые акценты. На этом этапе появляется "Добротолюбие" в румынском переводе - причем еще прежде того знаменитого издания 1782 г., которое известно во всем мире под названием "Венецианского" и было выпущено под руководством святого Никодима Святогорца на средства малоизвестного греко-румынского князя Иоанна Маврокордата. То новое, что мы узнаем из компетентных исследований архимандрита Чиприана Захарии, состоит в важном выводе: первым изданием "Добротолюбия" в переводе на один из современных языков не является Венецианское издание; как представляется, первыми здесь были румыны . Это было возможным, в первую очередь, благодаря "филолого-аскетической школе" Паисия Величковского, как ее удачно назвал современный греческий ученый А.-Э. Тахиаос.

К 1769 г. были уже напечатаны [?? см. прим. 7 -Ред.] практически все разделы "Добротолюбия" Никодима Святогорца, начиная с творений святого Симеона Нового Богослова, первого великого исихаста: эти творения были полностью напечатаны на румынском языке раньше, чем на любом другом современном языке. Однако для этого достижения, венчающего выделяемый нами этап, необходим был не только великий труд, но и большее, внутренняя молитва (или же "умная молитва", как ее называет Евагрий Понтийский).

Итак, кто же суть первые исихасты, известные у нас?

Как мы сказали уже, исихазм пришел к нам в XIV веке, приблизительно сразу же после того как святому Григорию Паламе удается утвердить в Византии учение о нетварной благодати. Румынский митрополит Тит Симедря показал, что румынские исихасты существовали уже и среди учеников святого Григория Синаита, пришедших из Парории и Калифарева (современная Болгария). Особую связь имели румынские княжества с Афоном и, прежде всего, с монастырем Кутлумуш; Афон же был, как известно, главным центром византийского исихазма. Именно с Афона пришел в Румынию преподобный Никодим, и с Афона же пришел настоятель кутлумушского монастыря Харитон, чтобы просить князя Владислава I-го о помощи для реконструкции этого монастыря, где подвизалось множество румынских монахов. Таким образом, Румыния стала ктитором Кутлумуша.

Исихазм был также поддержан и великими Константинопольскими Патриархами Каллистом и Филофеем Коккином, из коих последний, к тому же, - прямой ученик и биограф святого Григория Паламы. Палама вел полемику с римо-католической концепцией, утверждающей, что Бог может быть познан лишь исключительно разумом, наукой и культурой.

Для нас, румын, самой близкой фигурой остается преподобный Никодим Тисманский, реорганизатор румынского монашества и основатель у нас общежительных монастырей. Он также пришел с Афона, вел богословскую переписку с Евфимием Тырновским, который, в свою очередь, был учеником другого известного подвижника-исихаста, святого Феодосия из Калифарева. Подвижничество и вся деятельность преподобного Никодима оставили глубокий след в румынском Православии; благодаря ему монастырская жизнь была реорганизована, обновлена и наполнилась энергией. Возникла и сложилась традиция общежительных монастырей, которая продолжается и до сегодняшнего дня. Начало развиваться монашество, которое с тех пор, на протяжении вот уже пяти столетий, питает своею духовностью румынскую культуру. И всё это были плоды исихастского течения, которое означало, с точки зрения культуры, переоценку всего святоотеческого наследия. В результате, первые переводы (хотя и на славянском языке ) святоотеческих творений в Молдавии и в Царе Ромыняскэ появляются уже в начале XV века. Практически всё, что было создано в то время на духовном поприще, было сделано под сильным влиянием исихазма.

В Царе Ромыняскэ исихазм пробил себе дорогу даже и в княжеский дворец, так что сам Великий князь Нягое Басараб (1512-1521) написал в духе исихастской литературы свой знаменитый труд "Наставление сыну Феодосию". В этот труд были включены фрагменты первых переводов на румынский язык из "Гомилии о терпении" св. Иоанна Златоуста и "Гомилии на Преображение" св. Ефрема Сирина, с несколько измененными названиями туда вошли также фрагменты из "Евхология" и один фрагмент о молитве из св. Иоанна Лествичника. Как образчики и как источники вдохновения, здесь служили также "Патерик Константина Великого" и "KatЈnuxij" некоего Симеона Монаха, которого долгое время отождествляли с Симеоном Метафрастом. Возможно, что при написании труда определенное влияние на Великого князя имел и другой очень известный исихаст: святой Нифон II, архиерей в Царе Ромыняскэ и Патриарх Константинопольский в 1505-1508 гг., с которым Нягое Басараб был близко знаком. Как выразился известный румынский ученый Дан Замфиреску, всё, что мы знаем про Нягое Басараба, показывает, что под мантией князя у него на самом деле скрывалась монашеская ряса. В то время как на Западе Макиавелли писал свой свой известный труд "Il Principe" ("Государь"), где излагал те принципы управления государством, по которым до сего дня управляется западный мир, - в это же время в Румынии, как и вообще в православном мире, люди занимались чтением и переводами Святых Отцов и утверждалось, что управление любым государством должно иметь целью приближение людей к Богу. Несомненно, в формировании такого образа мышления сыграли большую роль исихазм и его многочисленные представители, такие как Гавриил Урик, Григорий Цамблак и другие, чьи имена мы уже приводили выше.

В течение четырех веков вся эта атмосфера глубоких религиозных переживаний, питаемая румынским монашеством, представлялась загадкой для монахов из других стран, которым приходилось путешествовать по румынским землям.

Начиная с XVIII в., русские и украинские монахи также находят здесь благоприятную почву для истинного православного подвига. Так было в случае преподобного Василия Поляномерульского. То был русский монах, который обосновался неподалеку от Бузэу, в местах, где испокон веков подвизалось немало монахов-пустынников. Василий Поляномерульский избрал это место, потому что именно здесь он нашел благоприятные условия для практики Иисусовой молитвы и для переводов творений Святых Отцов. Он был тем, кто подготовил почву для прихода Паисия Величковского, человека, давшего свое имя целой эпохе.

Как на румынском, так и на русском языках о святом Паисии написано очень много, и поэтому мы не будем останавливаться на его личности, уже столь известной. Отметим лишь несколько наиболее важных его достоинств. Тем новым, что он привнес в румынское монашество, и не только в румынское, была не сама практика Иисусовой молитвы, а ее распространение среди более широких кругов монахов из общежительных монастырей . Он пришел с Афона с группой монахов, славян и румын, которые уже подвизались в исихастском делании. В своей деятельности он наследовал Василию Поляномерульскому. Благодаря Василию и, в особенности, благодаря Паисию, XVIII век является началом сильнейшего исихастского движения в румынских землях. В это время появляются не только те, кто практикует Иисусову молитву, но также и те, кто заново вводит в жизнь святоотеческое наследие.

Заслуга святого Паисия заключается и в том, что он сумел собрать вокруг себя таких людей, которые не только любили молитву, но, более того, понимали, что любая молитва, оторванная от настоящей православной традиции, испытанной великими Отцами Церкви, становится не дорогою ко Христу, а всего лишь пустой философией, пустым искусством. Поэтому все они уделяли особое внимание чтению и осмысливанию творений Святых Отцов, имевших большой молитвенный опыт. Можно было бы перечислить множество имен тех, кто внесли ценный вклад в духовность румынского Православия и Православия в целом, но все эти имена содержатся в представленной библиографии. Они составляли переводческую элиту и перевели с греческого и славянского множество книг, оставив по себе славу знаменитой переводческой школы; но, в первую очередь, они были людьми духовными.

Святой Паисий не смог все же перейти границу славянского языка. Как представляется, он перевел "Добротолюбие" на славянский с рукописей румынских переводов, к тому времени уже сделанных с греческого его учениками . Великая заслуга их заключается именно в том, что они начали переводить тексты "Добротолюбия" не на славянский, а, в первую очередь, на румынский, по рукописям, которые сами они принесли с Афона.

В период между 1763 и 1782 гг. в монастыре Драгомирна были уже полностью переведены на румынский язык все тексты, которые вошли в содержание Венецианской Филокалии св. Никодима Святогорца. Исключительным представляется тот факт, что, наряду с полным румынским переводом творений св. Симеона Нового Богослова (с которого и началась переводческая деятельность) и переводами других Отцов "Добротолюбия", здесь присутствуют и тексты, принадлежащие великим русским исихастам XV века, как например, св. Нилу Сорскому, - что указывает на ясность духовной ориентации румынских монахов.

К 1769 г. были уже переведены на румынский все тексты, которые позже были напечатаны в Венеции. Драгомирненское "Добротолюбие", хотя и не вышло в свет в виде единого издания, как венецианское или же московское, появившееся около века спустя стараниями святого Феофана Затворника, тем не менее остается первым переводом "Добротолюбия" на один из современных языков. Несколько позднее издания Никодима Святогорца, в монастыре Нямц появляется в рукописной форме, на румынском языке, другой текст "Добротолюбия", более обширный, чем греческий. В этом тексте присутствуют переводы предисловия и кратких вступительных заметок Никодима, а также и несколько новых творений, как например, Марка Подвижника.

Поскольку аскетизм был всегда свойственен монашеству. главная заслуга св. Паисия заключается не в том, что он был великим аскетом. Специфика паисианизма кроется в его социальной стороне, в его открытости миру. Огромный переводческий труд не был совершен исключительно для монахов, он явился шагом к популяризации, распространению силы монашеской духовности, силы духа молитвы - и, может быть, не случайно, что все эти события происходили в век просветительства, век разума. В то время как на Западе начиналась и усиливалась секуляризация, на Востоке Европы новый подъем исихазма доказывал, что обособленный разум без внутреннего духовного самоуглубления не в состоянии приблизить человека к Богу. Конечно же, это не означает отказа от науки и от культуры вообще, хотя некоторые и думают в наши дни, что такое отношение свойственно Православию. Подразумевается лишь, что жизнь в Боге возможна только через молитву, через внутренний духовный подвиг. Обширный процесс деятельности по переводам творений Святых Отцов, так же как прежде - сама жизнь этих Отцов, являет нам идеальный пример гармонии между верой и наукой.

В течение многих веков, вплоть до сегодняшнего дня, исихазм не перестает находить своих последователей в Румынии. Это проявлялось, в частности, в том, что деятельность по переводам святоотеческой литературы не оборвалась со смертью старца Паисия, но была продолжена его учениками. В наши же дни, великий румынский богослов Думитру Станилоаэ заново переводит и издает весь состав венецианского "Добротолюбия", добавив к нему и ряд новых текстов. Но еще до о. Думитру, святой Паисий Величковский и его школа нашли своих последователей и продолжателей в лице двух архиереев: Вениамина Костаки, Митрополита всея Молдовы, и Григория Даскэла, Митрополита Цары Ромыняскэ, которые, в свою очередь, стали корифеями переводческого дела. Что же касается национальной культуры в целом, то необходимо подчеркнуть, что в течение всего XIX столетия она развивалась под исключительно сильным влиянием паисианизма. Настало время, когда румынский язык занял должное место в жизни нации, и это совершилось в большой степени благодаря исихастам, ученикам святого Паисия Величковского. Подчеркнем снова тот знаменательный факт, что первый перевод "Добротолюбия" был совершен именно на румынский язык; и значение этого события равнялось значению перевода и распространения текста литургии на румынском языке. Необходимо также упомянуть здесь и настоятеля Великой Лавры Черника, старца Георгеа, равно как и другого представителя исихастской традиции, подвижника в подлинном духе Православия, святителя Калиника Черникского. Благодаря их подвигу, паисианизм начал теперь распространяться в Царе Ромыняскэ, на территориях, окружающих Бухарест.

Конечно, были и ныне есть также многие другие подвижники, что подвизались на духовную брань с Иисусовою молитвою и тем привнесли славный свой вклад в утверждение румынского Православия. Важно подчеркнуть и ту атмосферу соборности, которая сопровождала эпоху святого Паисия, атмосферу, которая царила благодаря присутствию в румынских монастырях подвижников самых разных национальностей. Безусловно, начало этого феноменального движения не является заслугой исключительно румынских монахов; однако румыны не забросили его, а сумели достойно им воспользоваться и обогатить его, оставив потомкам великий труд - перевод на национальный язык произведений великих отцов Православной Церкви. Эта традиция была продолжена в наши дни по инициативе Патриарха Юстиниана (1948-1977). Начиная с 1978 г., появляется целая плеяда переводчиков и многие издания творений Святых Отцов, объединенные в серию под названием "Отцы и Писатели Церкви" ("Parinti si Scriitori bisericesti"). Сюда входят многочисленные важные произведения святоотеческой и церковной литературы, как патристического, так и неопатристического периода. Более полную картину румынского исихазма дает представляемая библиография, которая является исключительно румынской .

(Пер. с рум. автора под ред. С. С. Хоружего)

nationalvanguard



 

   
вверх  Библиография г. Ивано-Франковск, Группа исследования основ изначальной традиции "Мезогея", Украина


Найти: на:
Підтримка сайту: Олег Гуцуляк goutsoullac@rambler.ru / Оновлення 

  найліпше оглядати у Internet
Explorer 6.0 на екрані 800x600   |   кодування: Win-1251 (Windows Cyrillic)  


Copyright © 2006. При распространении и воспроизведении материалов обязательна ссылка на электронное периодическое издание «Институт стратегических исследований нарративных систем»