НАЧАЛО  



  ПУБЛИКАЦИИ  



  БИБЛИОТЕКА  



  КОНТАКТЫ  



  E-MAIL  



  ГОСТЕВАЯ  



  ЧАТ  



  ФОРУМ / FORUM  



  СООБЩЕСТВО  







Наши счётчики

Яндекс цитування

 

      
Институт стратегического анализа нарративных систем
(ИСАНС)
L'institut de l'analyse strategique des systemes narratifs
(IASSN)
Інститут стратегічного аналізу наративних систем
(ІСАНС)



статья

India: Старый тигр готовится к прыжку

(Интервью с Ириной Козыревой)

"Звезды индийского кино и эстрады давно известны своим волшебным очарованием в мире. Я просто привнес этот гламур в промышленность, - заявил знаменитый сталилитейный магнат Лакшми Митал, когда добился слияние своего концерна Mittal Steel с неуступчивой компанией Arcelor, - Эта сделка свидетельствует о высоком и интеллектуальном потенциале представителей индийского сообщества. Она означает больше, нежели создание самой крупной в мире сталелитейной компании. Человек с индийскими корнями заявил о себе в глобальном рынке. Я индиец".

Эти слова прозвучали как манифест нового азиатского экономического "тигра", которого многие проглядели, наблюдая за бурным развитием Азиатско-Тихоокеанского региона. Хотя тигр этот скорее старый. Очень старый…

Современное состояние Индия хорошо известно Ирине Козыревой - индологу, востоковеду-лингвисту, выпускнице Восточного факультета ЛГУ, редактору индийского журнала New Theme in Russian-Indian Affairs. Ирина Козырева – не "командировочная", она – известный индийский журналист, давно живет в Индии, журнал ее предназначен для индийского читателя. С Ириной Козыревой побеседовал Авраам Шмулевич.


-------------------
- Как древняя Индия входит в современность – как совместимы эти вещи?

- Индия - удивительная страна. В том смысле, что в ней гордиевым узлом переплелись традиции и инновации, нищета и фешенебельность, деловитость современного менеджмента и безалаберная лень востока, где банан должен сам упасть с пальмы. Желательно очищенный. И узел этот не разрубить. Достаточно одного примера. В домах индийцев (если заглянуть внутрь) происходит ежедневная уборка. И весь мусор выбрасывается... на улицу. Прямо у забора, поскольку за забором земля уже не принадлежит твоей семье - и заботиться о ней не стоит.

Потрясающие педанты во всем, что касается лишней закорючки на документе, индийцы на удивление безразличны к кучам мусора и отбросов на улицах. В какой-то степени это можно назвать трагедией страны, которая на протяжении всей своей истории постоянно впитывала в себя что-то извне.

- Какую из проблем, стоящих сегодня перед Индией вы бы выделели?

- Пожалуй, языковую - в Индии 15 государственных языков. Точнее, общегосударственными считаются хинди и английский. В качестве "почетного государственного" выступает санскрит, однако фактически каждый штат имеет свой собственных "государственный язык", что в немалой степени усложняет языковую ситуацию. Дело еще и в том, что гордый тысячелетними языковыми традициями юг до недавнего времени весьма презрительно относился к языку-выскочке хинди, официальная история которого насчитывает всего несколько веков. Доходило до смешного - стоило заговорить в южных штатах на хинди, как тебя немедленно "переставали понимать". Оставалось пользоваться английским, с которым в Индии более знакомы в городах, чем в сельских районах страны. Не говоря уже о том, что даже "хинглиш" - причудливая помесь хинди и английского в лучшем случае на уровне акцентов - не всегда понятен для неподготовленного уха. Фонетические особенности остальных языков оставляют для понимания "местного английского" еще меньше возможностей.

В последние годы эта ситуация начала меняться - индийцы смирились с необходимостью признать "свой" государственный язык основным средствм общения. Но проблема многоязычия во многом еще осталась. Как и безграмотность. И это несмотря на очень серьезные усилия со стороны правительства, направленные на распространение системы общего образования. Очередной парадокс - более половины населения страны, о культурных традициях которой не знает только ленивый, не умеют ни писать, ни читать. Недавно правительство попыталось решить эту проблему весьма оригинальным способом - в порядке эксперимента по деревням были расставлены компьютеры, с помощью которых деревенских жителей попытались приобщить одновременно к знаниям и к компьютерной грамотности в рамках индийского аналога программы смычки между городом и деревней.

Кстати, компьютеризация страны в настоящее время в Индии приобрела характер кампании, вызывающей в памяти знаменитую "электрификацию". Дело в том, что страна, обладающая собственной Силиконовой долиной, до сих пор не способна обеспечить своим гражданам даже средний уровень знаний по современной компьютерной техникой. Линии связи зачастую тянутся прямо по земле, что делает невозможной их бесперебойную работу. Найти интернет-кафе даже в Дели непросто, а телефонная связь до сих пор работает по принципу "один аппарат на три-четыре деревни".

И, тем не менее, учитывая темпы развития индийской экономики и умение индийского руководства заставить свой до неприличия разросшийся административно-управленческого аппарата работать на благо страны, с этой проблемой – как и с многими другими - индийцы справятся. Не очень удачный проект создания "народного компьютера" был только первой ласточкой. Здесь люди не торопятся, даже когда все вокруг ускоряется. Однако, их неспешность вряд ли стоит рассматривать как недостаток. В конечном счете будет создано именно то, что нужно именно им - на солидном практическом основании ежедневного кропотливого укрепления сразу по всем направлениям. Именно так строятся империи. Вернее, воссоздаются.

- Вы сказали "империя". Это образное выражение, имеющее отношение к ее бурно растущей экономике? Или следует понимать вас буквально? Индия, действительно, замахивается на доминирование в мировом масштабе?

- Индийская цивилизация, наряду с египетской, китайской и персидской, уже находилась в имперском статусе, оказав значительное влияние на большинство стран региона. Пережила она и период угасания, в период столкновения с западным миром. Сегодняшняя Индия вновь встала на этот путь, учтя ошибки прошлого и сумев найти необходимый баланс между требованиями современности и собственными амбициями.

Как положенно на Востоке, все это сопровождается пропагандистской мишурой, однако тенденция к переходу на качественно иной уровень развития уже не только заложена, но и приносит свои плоды. Индия уже во многом определяет происходящее в этой части Азии, умело лавируя между интересами других стран, включая США, ЕС и Россию, и не менее умело избегая зависимости от внешних сил и обстоятельств. Здесь яйца никогда не складываются в одну корзину. Это - центральный и основополагающий принцип и индийской политики, индийской экономики, и индийского мировоззрения в целом. Руководствуясь этим принципом, правительство довольно успешно справляется с такими непростыми проблемами, как экстремистские выступления, религиозная рознь и межнациональные конфликты.

Индийцы - прагматики до мозга костей и прекрасно научились за прошедшие годы не обращать внимания на лозунги, если это идет в ущерб интересам страны. С другой стороны, они умело используют пропаганду, если она их усиливает. Для индийца Индия - это рубеж, который он будет отстаивать до конца. И при этом улыбаться. То с чем вы к нему пришли он внимательно изучит и адаптирует то, что сочтет полезным. То что индиец полезным для себя не считает, он не примет никогда. Поэтому недобросовестные партнеры очень рискуют остаться в Индии не у дел. Эта удивительная способность индийцев чужаков настораживает. Поэтому на Индию с опаской косятся как в России, так и в Европе с Америкой. Только выводы там делаются разные.

- Индийцы обижаются на критику? Они способны признавать свои недостатки?

- Недостатки свои индийцы вполне сознают. И не стараются их скрывать. Любопытно отметить, что в этом отношении весьма важную роль играет индийская пресса, которая сумела остаться независимой от государственной машины.

Вообще, индийцы всегда готовы уступить там, где чувствуют свою слабину. Готовы сделать шаг в сторону. Выждать, осмотреться, найти единственно верную тактику, и снова двинуться вперед уже во всеоружии. Классический пример - взаимоотношения с США. Другой пример, демонстрирующий их способность следовать не эмоциям, но рассудку, - взаимоотношения с Китаем и Пакистаном.

- Китай считается наиболее амбициозным и перспективным государством в мире. Что в Индии думают о таком соседе?

- Если не вдаваться в подробности, то отношение Индии к Китаю - это причудливая смесь зависти, уважения и готовности идти на компромисс. Индия и Китай - наиболее естественные геополитические партнеры, если выражаться языком политологов. Партнеры-соперники в борьбе за влияние в регионе. У каждой из этих стран имеются свои плюсы и свои минусы, которые и определяет политику их правительств в двухсторонних отношениях. Доверия между ними не было и быть не может. Однако руководство обеих стран уже пришло к пониманию, что в сложившихся на сегодняшний день условиях союз для них будет предпочтительнее, чем противостояние.

В конце концов, Индия, и Китай - относительно независимые державы, вынужденные решать похожие задачи. Их объединяет общее нежелание пустить в регион третьего крупного игрока – США, ЕС или, скажем, Россию. Оба государства с удовольствием сегодня объявляют себя защитниками концепции "многополярного мира", и любые попытки навести в регионе "однополярные порядки" встречают мягкое, но очень упорное сопротивление.

Позволю себе прогноз: в ближайшие годы мы станем свидетелями формирования индийско-китайского союза, в котором в качестве третьей "переменной", в зависимости от конкретных целей и задач, будут выступать Япония, Россия и региональные организации - АСЕАН, СААРК, ШОС, ЛАГ. От Европы и США и Индия и Китай ждут лишь дополнительных преференций, на которые рассчитывают в ходе игры по недопущению региональных "ситуативных треугольников". Но основной вектор их политики Европа и США изменить не смогут.

Как утверждают сами индийцы, влияние и значение Китая в региональной политике и экономике сегодня настолько бесспорно, что Индия готова временно согласиться на роль "младшего брата. Ворон ворону глаз не выклюет. У Индии и Китая никогда не будет открытого противостояния (так, как это случилось с Пакистаном). Восточная политика не делается кулаками и наскоком. В конце концов вступить в союз потенциально недружественным соседом куда выгоднее, чем с любыми представителями "белого братства". В Индии это хорошо понимают.

- В то же время, в отношениях с Пакистаном этот принцип не сработал. Почему?

- Ситуация с мусульманами значительно сложнее. История индо-мусульманского противостояния началась задолго до разделения одной страны на три государства по религиозному признаку. Императоры династии Великих Моголов, завоевавшие страну в 16 веке, не слишком жаловали местное индусское население. Со временем начал скалываться некий баланс сил, однако появление европейцев привело к обострению конфликта, а полученная в 1947 году независимость - с разделением имущества между Индией и Пакистаном - ознаменовалась резней в таких масштабах, что эти события еще много лет отдавались эхом в отношениях между этими двумя странами. Впоследствии проблемы усугубились новыми источниками конфликта. Не утихает война в Кашмире. Идет необъявленная война за контроль над водными ресурсами. Не менее серьезным остается и фактор внешнего влияния. Индия и Пакистан оказались по разные стороны баррикад "холодной войны", что тоже сказалось - да и до сих пор продолжает сказываться - на их отношениях.

В настоящее время страсти поутихли, и конфликт внешних влияний перешел в экономическую сферу в большей степени, чем политическую. Индия оказалась гораздо успешнее Пакистана с точки зрения самостоятельного развития. Пакистан вряд ли сумеет в ближайшие десятилетия стать для Индии серьезным конкурентом. Пакистан для Индии скорее "большая географическая проблема", так как он отрезает Индию от арабских стран, с которыми у индийцев существуют давние и весьма прочные отношения.

- Как вы оцениваете нынешний курс индийского правительства?

- Разумеется, здесь, как и везде, не обходится без сучка и задоринки, однако на выходе мы имеем то, что имеем - страну с одними из самых стабильных в Азии экономической и политической системой. Причем, неизбежная модернизация во всех сферах здесь проходит "без вестернизации". Запад сегодня в Индии рассматривается, как источник идей, технологий, опыта. Но не как учитель, которому безмолвно и безропотно внимают. Он - лишь средство для достижения собственных целей. Об этом в Индии говорят открыто. Индийцы - как и многие народы Востока - оказались вполне успешными учениками. И имеют шансы пойти дальше учителя.

Изменения, которые произошли в Индии за последние десять лет, вызывают удивление. Изменился облик страны. Индия если не приобрела некоторый лоск, то, по меньшей мере, избавилась от налета провинционализма, густо покрывавшего ранее даже столицу.

Хочу сразу оговориться, что это пока не избавило ее ни от грязи, ни от нищеты. Но рывок за 10 лет был сделан просто поразительный. Конечно, чисто экономические успехи Китая впечатляют гораздо больше. Однако этому не стоит удивляться. Разные нации - разные предпосылки. Китайцы куда более организованы и целеустремленны. Они своего рода "американцы Востока". А индийцы - больше похожи на русских. И дело тут не в набившем оскомину "хинди-руси бхаи-баха". Тут иное глубинное, нутряное сходство. При всех очевидных различиях...

- ...Индия столь обширна – целый субконтинент! Можно ли говорить о единой индийской цивилизации?

- История миграции народов, захватнических войн и постоянно необходимости адаптироваться под очередных пришельцев здесь уходит в такие глубины веков, когда говорить о цивилизации еще попросту не имело смысла. Все это абсорбировалось, перемалывалось с появлением последующих изящных и менее изящных форм и образов, однако масса традиций, обычаев и веяний превратила страну в подобие лоскутного одеяла.

Как ни парадоксально, но вплоть до появления европейцев это одеяло вышивалось по единой канве. Хотя многое из привнесенного, к примеру, мусульманскими династиями было поначалу совершенно отдельным узором. С течением веков, правда, и он оказался частью местного религиозно-философского орнамента. Да, конечно, в современной Индии можно найти почти все земные верования. Вплоть до учений в стиле модерн, которыми залетные гуру щедро потчуют тоскующих по не совсем понятной, но вожделенной "истине в последней инстанции". И, тем не менее, большая часть населения страны - индусы. А значит, для них и Будда, и Джина Махавира, и Аллах, и Иисус, и гуру Нанак и еще кто бы смог перечислить кто - очередные воплощения все той же неизменной троицы Брахма-Вишну-Шива.

Творение-жизнь-смерть. Цикличность ощущений, повторяемость времен, неизменность этих повторений и их неизбежность - это то, что сформировало основные черты индийского национального характера. Это понимание разлито здесь в воздухе, проявляясь в быту и на службе, не требуя от человека сознательных усилий. Религиозность, как составная часть мировоззрения и бытования. Очень органичная его часть. Это нормально для страны, которая до сих пор на 80 % состоит из наиболее твердой в традициях крестьянской общины.

Двадцатый век, конечно, внес свои коррективы. Некоторые из них были диаметрально противоположными этим отработанным веками механизмам социальной регуляции и выстраивания системы жизненных приоритетов. Почти кризисными можно назвать последние два десятилетия ХХ века, когда распространение средств массовой информации привело к распространению западных представлений. Выстроенный в духе классической восточной пирамиды экономический прогресс начал диктовать новые стандарты жизни. Однако... Индийское общество все еще остается традиционным, несмотря на то, что Индия уже давно считается державой регионального уровня.

- Из каких основных лоскутов состоит "индийское одеяло"?

- Климатические зоны почти полностью совпадают с этнографическими, хотя они достаточно условны. Если обобщить результаты поездок и начитанную за время индологической карьеры литературу, то можно говорить о трех основных культурно-исторических зонах. В первую очередь это - Северо-Запад страны. Совершенно уникальное сочетание мусульманской и индусской культур, причем каждой - в наиболее догматической ее форме. С другой стороны, именно на стыке этих двух традиций родилось то, что получило название "индо-мусульманский синтез", широко представленный в многочисленных памятниках архитектуры.

Естественно, эта зона не однородна - здесь есть прелюбопытнейшие районы, культура которых самобытна и оригинальна вплоть до отрицания общей модели. Пенджаб с его воинственными сикхами. Цыганствующий на верблюдах Раджастхан. Или Гуджарат с его джайнскими храмами. Знаменитое индийское "противление злу ненасилием" во многом восходит именно к заповедям джайнских тиртханкаров о недопустимости насилия - даже случайного - по отношению к любому живому существу... Вы помните, возможно, святых с колокольчиками, отгонявшими мошек.

Не менее своеобразен Кашмир - известный большинству как застарелая "горячая точка", население которой на 80% состоит из мусульман. Однако мало кто знает, что Кашмир еще и колыбель одной из наиболее популярных философско-мистических учений индуизма - учения Шанкары. Кроме того, этот штат просто потрясающе красив. А у меня есть с чем сравнивать.

Вторая этногеографическая зона - это, разумеется, Юг. Как утверждают знатоки индийских древностей, первоначально этот регион был заселен представителями австролоидно-негроидной расы, расселившимися несколько десятков тысяч лет назад по всему экваториальному поясу планеты. Остатки аборигенов - племена мунда - сразу вызывают в памяти "черный континент" своей характерной внешностью. Не исключено, что именно эти племена вошли в классическую индийскую литературу как "дасы" (дословно "рабы"), безбожно и без правил боровшиеся с вторжением арьев-индоевропейцев.

Правда, другие исследователи утверждают, что "дасами"- противниками "светловолосых и голубоглазых арийцев" (не удивляйтесь - где-то в Гималая до сих пор проживает племя дардов, светловолосых и голубоглазых, которые являются прямыми потомками индоевропейцев, мигрировавших по всему континенту) выступали дравиды - потомки южных европеоидов, которые первыми оккупировали плодородные равнины Пятиречья на стыке современных Индии и Пакистана. По некоторым данным, они представляли Хараппскую цивилизацию - древнейшую культуру Индии. Многие боги индийской традиции периода Вед ведут родословную в пантеоне Хараппы и Мохенджо-Даро. Правда Хараппская культура довольно быстро сошла на нет. Виной тому некий природный катаклизм (предполагается, что он был вызван сдвигом магнитного полюса Земли). Территорию эту захлестнула новая волна индоевропейцев с Запада, а дравиды переместились к югу. Смешиваясь по ходу своих передвижений с местными аборигенами арийские племена на протяжении многих веков укрепляли свою традицию, почти без изменений сохранившуюся до сегодняшнего дня. Так что если вы хотите познакомиться с индуизмом в его классическом обличье, вам надо ехать на юг, живущий этими традициями.

Если говорить о восточных районах, то следует сразу очень четко разделить Восток на "западный" и "восточный". Восточный - это место обитания многочисленных племен, едва-едва выбравшихся за пределы первобытнообщинного строя, при этом, выбравшихся сразу же в ХХ век. Запад - это Западная Бенгалия, Орисса и частично Бихар. Совершенно уникальный конгломерат всех без исключения традиций, когда-либо существовавших на территории Индии. Правда, в их наиболее поздних или либеральных формах.

Арийцам удалось донести сюда свою традицию почти в первозданном виде, однако смешение с местными племенами строгие культовые традиции последователей Вед оказались разбавлены культами автохтонного населения - культом Богини-Матери и тотемистическими верованиями. Дурга-Кали - это некоронованная глава восточной ветви индуизма. Все мужские божества считаются ее "физическими эманациями". Сакрализация женского начала привела к формированию отдельной ветви индуизма - тантризма, выделившегося и как особая философская традиция, которая оказала серьезное влияние даже на аскетов-буддистов. Именно в этом регионе буддизм прирос пантеоном многочисленных боддхисаттв и будд, образовав традицию Махаяны.

Оскорбленные попранием "истинного учения Великого Просветленного" буддисты остались в "Малой колеснице" (Хинаяна) и ушли на север и дальше на восток, положив начало буддийским традициям стран Юго-Восточной Азии, Непала и Дальнего Востока. Несколько позже возникла совершенно особая ветвь буддизма – Ваджраяна. Она впитала в себя уже сформировавшийся тантризм и трансформации классического индуизма (шиваизм и вишнуизм).

Мусульманские завоеватели добирались сюда слишком долго, а потому по дороге растеряли свой воинственный пыл. В итоге наибольшей популярностью среди местного населения пользовался не чистый ислам, а его инвариант - учение суфиев, прекрасно вписавшийся в мистическую традицию Востока.

Думаю, что не ошибусь, если скажу: "мистический Восток", который в свое время так влек европейские умы и сердца - это отсюда. Особенное если вспомнить, что первые британские корабли пристали именно к берегам земли, сегодня известной как штат Западная Бенгалия.

…На самом деле, все, что я сказала – это очень приближенное обобщение. На эту тему можно говорить очень долго. А если вдаваться в детали и прослеживать все возможные связи, чтобы придать им кристальную достоверность, то бесконечно долго.

- Можно ли говорить о специфическом "индийском фатализме"?

- Чего нет - того нет. Фатализм - это вообще понятие не восточное. Скорее это синтетическое понятие, которое Запад использует для описания некоторых особенностей мировоззрения индийцев. Без понимания их сути, на мой взгляд.

Мир в индийской традиции рассматривается как бесконечная и цикличная "лила" - игра Бога. В крайних проявлениях философской мысли это доходит до уровня перевода мира на уровень иллюзии. Однако вспомните, что я уже говорила по поводу философских глубин индийской традиции. Основной концепцией, на которой базируется представление об индийском "фатализме" - это проходящая почти через все учения концепция так называемой "кармы". Но индийцы не считают "карму" чем-то застывшим, законченным. Для них это - бремя грехов, которое каждый несет за всех своих предков в предыдущих перерождениях. И в этом нет никакой "фатальности" - каждому дается еще один шанс. И суть - не в покорном принятии того, что уже не изменить, а в том, чтобы максимально использовать имеющийся у тебя шанс, нарушив тем самым цепь перерождений, а затем - порвав ее, уйти в свободу.

Только не спрашивайте - куда они потом уходят. Я боюсь, что недостаточно компетентна, чтобы ответить на этот вопрос. Расскажу только один любопытный миф. Боги были всегда. С момента творения. Однако многие из них, как говорится в текстах, пришли "ниоткуда". В это "ниоткуда" и лежит путь после окончательного освобождения. Через светлую сторону Луны в неизвестность, которая, судя по всему, нисколько не страшила древних. А пока ты здесь и сейчас - у тебя нет другого выхода, кроме как искать способ выйти за пределы круга, в который занесла тебя нелегкая.

Согласитесь, что это вовсе не представляется оригинальной концепцией? В Индии она представлена в такой форме. Вообще, наличие формы – обязательное условие для начала пути – нужно иметь под рукой ориентиры, от которых можно было бы отталкиваться. Однако настоящая дорога начинается потом, когда форма уже не нужна. И здесь каждый ищет свой путь, Возможно, именно поэтому индийцы всегда славились своей толерантностью к чужим и даже чуждым воззрениям. И принимали их все, поскольку у каждого - своя "карма".

- В Индии сохранилась кастовая система? Вам приходилось сталкиваться с этим лично?

- Индийское общество крайне разнородно. Это неудивительно, если учесть, что здесь проживают представители шести рас, множества количества национальностей и всех основных вероисповеданий, включая массу всяких экзотических верований. Когда-то это общество четко делила кастовая система, регулировавшая взаимоотношения между различными группами населения. Первоначально связанная с цветом кожи, кастовая система постепенно была перенесена на деление по родам деятельности.

В средние века в Индии насчитывалось несколько сотен каст, сопоставимых с цеховым делением в той же Европе. За исключением одного "но". Обладая потрясающей способностью к абсорбированию всего внешнего, эта система разрасталась еще и за счет появления каст по религиозной и национальной принадлежности.

Эта многосложная система работала вполне успешно, обеспечивая обществу устойчивость. Более того, до мусульманского нашествия система эта была вполне динамичной - переход из касты в касту можно было совершить если не без особого труда, то, по крайней мере, без лишних сложностей. С внедрением в качестве модели государственной власти жесткой мусульманской иерархии институт каст "закуклился". В этом тоже был свой смысл – обществу нужно было выжить в новых условиях. Однако стоит гайки покрепче затянуть один раз - и процесс уже не остановить. Так и случилось в какой-то момент. В итоге сформировался некий освященный традицией снобизм. С одной стороны, неспособный противостоять все более ускоряющимся изменениям внутри общества. С другой стороны, чертовски живучий.

Сейчас, пожалуй, можно сказать, что кризис почти миновал. Однако это утверждение будет верно только для городов и, пожалуй, некоторых штатов, большую часть населения которых составляют специфические подгруппы населения (например, сикхи). Деревня остается более приверженной традициям - и государство вынуждено считаться как с некоторыми обычаями, так и с параллельной системой управления, образованной "советами старейшин" в деревнях. Да и в городах тоже.

Помню один характерный эпизод. В годы моей работы во Владивостоке была организована встреча студентов с супругой индийского консула. Она минут двадцать расписывала будущим индологам, какое теперь современное и здоровое общество проживает в Индии – мол, никаких пережитков прошлого не осталось. А буквально через несколько минут она выдает такую бытовую зарисовку – рассказывает как, после нечаянного прикосновения подметальщика-неприкасаемого, ходила к домашнему жрецу, чтобы тот снял с нее скверну.

Между тем, проблема эта носит совсем не шуточный характер. Правительство - надо отдать ему должное - делает очень много. Борьба пока идет с переменным успехом.

- Как сочетается индийская культура и философия, - одно из высших достижений человеческого духа – с этими предрассудками?

- Знаете, когда мне говорят о высотах индийской философии, я, обычно, с большим трудом обычно сдерживаюсь, чтобы не подшутить над вопрошающим. Достижения действительно стоят дифирамбов. Особенно, если учесть то обстоятельство, что они не лежат на полке в архиве, а буквально пропитывают все индийское общество. Дело в другом. Запад некогда создал для себя из Востока фетиш. Совершенно не желая видеть реальность. Вот так просто. Восток - это "внеземная мудрость и величина, недоступная среднему обитателю варварского в своей прагматичности и бездуховности Запада". Восток - это уникальные панацеи от всего сразу, включая проблемы личности. Восток - это... Удивительна эта способность творить себе кумиров! Тем более, что ниспровергать их в данном случае затруднительно из-за удаленности и ореола таинственности, связанного с разницей в менталитете Востока и Запада. Мы - разные. И никогда не сможем стать одинаковыми, сколько бы усилий не прикладывали для поисков точек соприкосновения. И, на мой взгляд, мы одновременно прекрасно дополняем друг друга, составляя в конечном итоге единое целое. Как инь и ян.

Когда европейцы только начали всерьез осваивать Восток, они были не столь многочисленны. Они едва успевали разрушать одни мифы, как почти сразу же на их месте возникали другие. Когда европейцев на Востоке стало больше - началось и вовсе нечто несуразное. Они увидели, что все "глубины духа" произрастают на весьма неприглядной почве массовой нищеты и жесткого иерархического деления общества. Это породило две основные тенденции, до сих пор во многом определяющие отношение Запада к Востоку. Первое - это прискорбно известный "комплекс белого человека", который сегодня аукается этому самому "человеку" по всему миру. По крайней мере, в тех странах, которые сумели сохранить или приобрести возможности для выбора самостоятельного пути развития. Сбить этот прицел Западу вряд ли удастся в ближайшее время, если удастся в принципе. Восток умеет ждать и выживать, не гнушаясь никакими способами и средствами. Второй тенденцией стало совершенно необоснованное, но весьма жесткое деление на "духовный Восток" и "Восток как он есть". В массовом сознании эти два Востока почти не соединяются. Идеализм чистейшей воды.

Культурные и прочие традиции восточных стран некогда не существовали сами по себе. Если искать аналог с западной историей, то здесь можно вспомнить, скорее, о средневековой Европе, где поиски духа и смысла жизни концентрировались в руках очень незначительной части населения. Происходившее до недавнего времени в Индии - это доведенная до логического конца модель деления на тех, кто не занимался ничем иным, кроме поддержания традиций и размышлениями, и тех, кто тысячелетиями трудился в поте лица. Не попадая в хроники. Не фигурируя в философских трактатах. Не являясь ключевыми фигурами ни одного из процессов. При этом, обеспечивая саму возможность существования процесса.

Вряд ли это можно назвать откровением, но идеалистические представления о "великом духом Востоке" - лишь одна из иллюзий, которые Запад пестовал на протяжении нескольких веков в качестве любимой игрушки. Или детской сказки. Дети, вообще, мало обращают внимания на реальность – им интереснее сказка, которая в свою очередь, со временем меняет реальность.

- То есть, Западу еще только предстоит научиться воспринимать Восток адекватно?

- Да. И чем быстрее это произойдет в отношении Индии и других восточных стран, тем больше шансов на то, что с Востока не пойдет обратная реакция в виде массовой и тотальной экспансии. У них много времени. У них его традиционно много - они не очень торопятся, всегда "успевая, не спеша". Они уже усвоили западные ценности. И западный стиль работы. А вот Запад почему-то учиться не хочет. Тем хуже для него.

Это, конечно, апокалиптический прогноз. Возможно, все будет по-другому, и различия просто со временем сотрутся. Однако пока что это представить так же сложно, как мир, живущий не по законам причин и следствий.

Материал подготовил Авраам Шмулевич

nationalvanguard



 

   
вверх  Библиография г. Ивано-Франковск, Группа исследования основ изначальной традиции "Мезогея", Украина


Найти: на:
Підтримка сайту: Олег Гуцуляк goutsoullac@rambler.ru / Оновлення 

  найліпше оглядати у Internet
Explorer 6.0 на екрані 800x600   |   кодування: Win-1251 (Windows Cyrillic)  


Copyright © 2006. При распространении и воспроизведении материалов обязательна ссылка на электронное периодическое издание «Институт стратегических исследований нарративных систем»