НАЧАЛО  



  ПУБЛИКАЦИИ  



  БИБЛИОТЕКА  



  КОНТАКТЫ  



  E-MAIL  



  ГОСТЕВАЯ  



  ЧАТ  



  ФОРУМ / FORUM  



  СООБЩЕСТВО  







Наши счётчики

Яндекс цитування

 

      
Институт стратегического анализа нарративных систем
(ИСАНС)
L'institut de l'analyse strategique des systemes narratifs
(IASSN)
Інститут стратегічного аналізу наративних систем
(ІСАНС)



статья

Ирина Попова
Семь веков спустя


(Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь / Перев. В. П. Бетаки. Статья, прим. М. В. Оверченко. М: Наука, 2003)

Серия «Литературные памятники» пополнилась еще одним шедевром - английским рыцарским романом XIV века «Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь». Через семь столетий после появления на свет произведение, без которого английская литература не могла бы стать такой, какой мы ее знаем, стало доступным и русскому читателю во многом благодаря переводчику В. П. Бетаки, чей труд впечатляет уже тем, что в поэме сохранены и ритм, и аллитерация.

Созданный в чосеровском веке и, есть основания полагать, не менее популярный в свое время, чем произведения основоположника английской национальной литературы, «Сэр Гавейн» и в родной стране долгое время пребывал незаслуженно забытым. В отличие от Джеффри Чосера, который писал на лондонском диалекте, ставшем фундаментом национального языка (в чем была и немалая заслуга самого Чосера, разумеется), автор «Сэра Гавейна» изъяснялся на диалекте северо-западномидлендском (примерно юго-восточная часть графства Чешир или северо-восточная часть Стаффордшира), непонятном последующим поколениям читателей.

Аллитеративная поэма «Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь» сохранилась в единственном манускрипте Cotton Nero A. x (тонкий пергамент, приблизительная датировка - конец XIV - начало XV века), находящемся в настоящее время в Британской библиотеке. Первый известный владелец манускрипта - Генри Сэвилл, живший в XVI веке в Йоркшире. Назван же манускрипт по имени выдающегося библиофила XVII столетия сэра Роберта Коттона, в библиотеке которого он хранился под бюстом императора Нерона (отсюда - Cotton Nero) вместе с еще тремя аллитеративными поэмами того же периода. Эти поэмы, как и «Сэр Гавейн», не имели названий, но для первого издания (1864) были условно названы исследователями Фредериком Мэдденом и Ричардом Моррисом «Чистота» («Purity», или «Cleanness»), «Терпение» («Patience») и «Жемчужина» («Pearl»). Факт обнаружения их переплетенными вместе дал ученым возможность приписывать авторство всех четырех поэм одному анонимному автору, но однозначного решения проблемы авторства до сих пор не достигнуто. Едва не погибший в огне в середине XVIII века, манускрипт был приобретен Британским музеем.

Воскресший интерес к творчеству автора «Гавейна» в немалой степени был обусловлен деятельностью прерафаэлитов, считавших, как известно, искусство и литературу Средних веков и Возрождения эталоном. Именно в конце XIX - начале XX века образ Гавейна как идеального рыцаря снова появляется в английской литературе и прочно в ней закрепляется, о чем можно судить хотя бы по количеству названий произведений, в которых фигурирует имя рыцаря: «Призрак Гавейна» и «Месть Гавейна» Р. Буканана (1859), «Гавейн и леди с Авалона» (1869) Дж. А. Симкокса, «Ланселот и Гавейн» (1888) и «Последняя любовь Гавейна» (1898) Р. Хоуви, «Гавейн и Марджори» (1906) О. Ф. Адамса, «Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь: Пьеса» (1911) Дж. Йимса и другие.

Следующий всплеск интереса к поэме «Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь», на сей раз преимущественно литературоведческого, наблюдается с конца 1950-х. В 1960-1980-е годы исследователи дают комплексный анализ поэзии XIV века на основе материалов как литературного, так и культурологического характера. Сразу несколько медиевистов (Т. Сильверстайн, Б. Раффел и другие) выпускают комментированные издания «Сэра Гавейна», иногда с подстрочником или поэтическим переводом на современный английский. Одним из самых авторитетных изданий оригинального текста с предлагаемыми вариантами написания и трактовкой темных мест можно считать вышедшую в 1968 году книгу Дж. Р. Р. Толкина и Э. В. Гордона. (Кстати, все, так или иначе связанное с Толкином, обречено стать объектом интереса российских любителей жанра фэнтези. Остается надеяться, что появление на книжном рынке произведений, подобных «Сэру Гавейну», в которые фэнтези уходит корнями, постепенно привьет широкому отечественному читателю вкус к литературе средневековой Западной Европы).

Три упомянутые выше десятилетия (1960-1980-е) являются периодом самого подробного изучения этого рыцарского романа. Исследователи снова вернулись и к проблеме авторства, и к вопросу о происхождении главных персонажей (Гавейна и Зеленого Рыцаря), и самой этой поэмы.

Признание поэта, что он, в свою очередь, изложил историю о Гавейне, «как рассказано о том в лучшем романе», дало повод разыскивать «роман», который послужил первоосновой для «Сэра Гавейна». Среди возможных «предков» назывались романы французского поэта XII века Кретьена де Труа «Ланселот, или Рыцарь Телеги» и «Персеваль», где приключения Гавейна описываются параллельно странствиям Персеваля в поисках Святого Грааля, и многие другие. Однако автор комментария к русскому изданию М. В. Овчаренко утверждает, что «прямая и тесная связь «Гавейна» с каким-либо французским оригиналом представляется маловероятной», и объясняет совпадение некоторых сюжетных ходов тем, что Гавейн был одним из самых популярных персонажей рыцарских романов. При этом «структурная сложность «Сэра Гавейна» и лингвистическая виртуозность, которая позволяет автору из строки в строку контролировать не только сюжетный ход и идею произведения, но и тончайшие оттенки смысла, настолько велики, что исключают любые предметные заимствования».

Кроме того, средневековые авторы в соответствии с традицией достаточно часто ссылались на авторитетные, хотя порой и вымышленные источники. Так, например, Гальфрид Монмутский в «Истории королей Британии» (тоже принадлежащей к богатейшему наследию артурианы), созданной в начале XII века, уверял, что одним из его источников служила «очень древняя книга, написанная на бриттском языке», возможно, для того чтобы придать больший вес своей хронике. Дело в том, что в Средние века, как известно, «новаторство» в нашем понимании этого термина не придавало труду особой ценности. Напротив, чем ближе произведение было к традиции, тем выше ставилось мастерство автора. Вот почему любое упоминание более древних работ обеспечивало интерес современников.

Поиски книг, «по мотивам» которых поэт мог написать свой роман, не увенчались успехом, и это дает исследователям повод считать «Сэра Гавейна» оригинальным, и поэтому тем более важным для английской литературы явлением. Известно, например, что самое популярное произведение английской рыцарской литературы - «Смерть Артура» сэра Томаса Мэлори (XV в.) - было во многом лишь очень удачной компиляцией первоисточников, в основном, французского происхождения (так, доподлинно установлено, что Мэлори пользовался знаменитой «Vulgata» - сводом многочисленных легенд, сказаний и романов, посвященных Артуру, собранных воедино в монастыре Святого Бернарда в Клерво), хотя сюжеты, заимствованные писателем из французских книг, и приобрели некоторые специфичные английские черты - большую реалистичность или, если угодно, историческую достоверность из-за привязки к реальной английской топонимике, местным обычаям и т. п.

Гавейн Мэлори, как впоследствии и Гавейн Теннисона, предстает довольно неприятным персонажем: мстительным, жестоким и склонным к необдуманным поступкам; кажется странным, что в сознании многих он стал типичным английским героем, иной раз даже более популярным, чем сам король Артур. Эту странность исправляет «Сэр Гавейн» анонимного поэта, сделавшего своего персонажа воплощением пяти рыцарских добродетелей: щедрости, товарищества, чистоты, куртуазности и благочестия. На протяжении всего повествования названные добродетели подвергаются испытанию, благодаря чему роман увлекал аудиторию, на которую он был первоначально рассчитан, не только занимательной интригой, но и идейной актуальностью.

Вышедший из-под пера анонимного автора образ куда психологичнее, чем его предшественники - характерные представители куртуазной культуры. доблестные рыцари, застывшие в своем совершенстве. Если в типичных рыцарских романах конкретные герои не так важны, и одно имя можно заменить другим, что ничуть не повлияет на главную составляющую - само приключение, имеющее абсолютную значимость, то в «Гавейне» внимание сконцентрировано на переживании героем приключения и процессе его духовных изменений. Автор вводит в сюжет романа элемент неожиданности, и Гавейн вынужден защищать перед лицом непредсказуемой судьбы (ее олицетворяет Зеленый Рыцарь) скорее себя, чем ценности общества, к которому он принадлежит. Вот почему в конкретных ситуациях Гавейн действует и думает не так, как того требовал канон рыцарского романа, а естественнее - ближе к реальному опыту аудитории, и это роднит героя с литературным персонажем в современном понимании.

В конце концов добродетели рыцаря выдерживают испытание. Он ответил на вызов Зеленого Рыцаря и обезглавил зачинщика стычки (элемент богатырской сказки: берет отрубленную голову в руки и спокойно покидает место действия). Но год спустя герой в свой черед должен подставить голову под удар топора. Первые два удара, которые наносит Зеленый Рыцарь, - обманные, а третий лишь оставляет на шее Гавейна неглубокую царапину. Тем не менее Гавейн прошел испытание лишь отчасти: у него достало верности слову, чтобы явиться в назначенный срок, и храбрости, чтобы не противиться ударам, но не хватило честности, чтобы до конца следовать условиям испытания.

Герой романа идеален, но с поправкой на обстоятельства, - вот в чем, видимо, секрет популярности Гавейна; и эту особенность унаследовали от него многие герои английской литературы, в частности, упоминавшегося выше Толкина. В них, как и в Гавейне, противоборствуют и уживаются различные начала: и эпическое «делай что должно, и будь что будет», и заветы христианской морали, и позднейшее «я человек, и ничто человеческое мне не чуждо». Хочется надеяться, что «Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь» не оставит равнодушным российского читателя и поклонника литературы Британских островов.

("Иностранная литература", 2004, №5)

 

nationalvanguard



 

   
вверх  Библиография г. Ивано-Франковск, Группа исследования основ изначальной традиции "Мезогея", Украина


Найти: на:
Підтримка сайту: Олег Гуцуляк goutsoullac@rambler.ru / Оновлення 

  найліпше оглядати у Internet
Explorer 6.0 на екрані 800x600   |   кодування: Win-1251 (Windows Cyrillic)  


Copyright © 2006. При распространении и воспроизведении материалов обязательна ссылка на электронное периодическое издание «Институт стратегических исследований нарративных систем»