НАЧАЛО  



  ПУБЛИКАЦИИ  



  БИБЛИОТЕКА  



  КОНТАКТЫ  



  E-MAIL  



  ГОСТЕВАЯ  



  ЧАТ  



  ФОРУМ / FORUM  



  СООБЩЕСТВО  







Наши счётчики

Яндекс цитування

 

      
Институт стратегического анализа нарративных систем
(ИСАНС)
L'institut de l'analyse strategique des systemes narratifs
(IASSN)
Інститут стратегічного аналізу наративних систем
(ІСАНС)



статья

Инициатические центры в истории

Юлиус Эвола

"I Centri iniziatici e la storia", опубликовано в "Vie della Tradizione" в 1971. Включено во второе издание "L'Arco e la clava" (Vanni Scheiwiller - All'Insegna del Pesce d'Oro, Milan, 1971). По мотивам переписки Ю.Эволы с Т.Буркхардтом в 1960-е гг.

Из-за существующих заблуждений в этой области, вначале имеет смысл уточнить, что, в целом, следует понимать под «инициатическими центрами» и «инициатическими организациями».

В своем изначальном и полном значении, инициация представляет собой прорыв сознания в сверхчеловеческие и сверхиндивидуальные условия, что предполагает изменение субъекта (в его «онтологическом статусе») за счет причастности к высшей свободе и высшему знанию. Это связано с получением в некотором смысле сверхъестественного, не «просто человеческого», превышающего индивид воздействия. Такое воздействие может передаваться, и его передача является одной из основных функций инициатического центра. Отсюда берет свое начало идея непрерывной «цепи» (в Исламе обозначаемая словом «сильсиля»), соответствующей той или иной традиции. Согласно геноновской школе, по ту сторону аутентичных и «регулярных» инициатических центров, находится единый, являющийся их источником, Центр. Данную гипотезу весьма трудно верифицировать.

Нас здесь интересует не только «знание», духовное просветление, гнозис, но также вопрос власти. Наличие власти, верифицируемой как таковой, служит косвенным, но при всем при том положительным, указанием, на реальность и смысл познания.

Титус Буркхардт мог заявить, касаясь вопроса об инициатических центрах, что духовное воздействие, «даже если оно не всегда проявлено, неизмеримо превосходит все возможности человека». Перейдем к исторической действительности. Мы вступили с Титусом Буркхардтом в дружескую дискуссию в связи с вопросом о существовании инициатических организаций в сегодняшнем мире. Мы не утверждаем, что их больше не существует, но считаем, что постепенно они стали редкими и труднодоступными (имея ввиду аутентичные инициатические организации, а не нелегитимные группы, претендующие на обладание подобным характером). Создается впечатление, что такого рода организации последовательно «отступают» вместе с теми влияниями, которые через них манифестированы и в них содержаться. К тому же, данный феномен отнюдь не нов. Ограничимся ссылкой на тексты, в которых говорится, что поиски (квест) Грааля происходят в специально отведенные для этого сроки, но рано или поздно по «божественному велению» Тамплиеры покинут Запад и унесут с собой сей магический объект, дабы тот не оставался более в «грешных землях», в волшебную страну, часто отождествляемую с Царством Пресвитера Иоанна. Монсальват, замок Грааля, будет как бы перенесен магическим образом в другое место. Естественно, во всем этом следует видеть символическое измерение.

Второе предание, менее древнее, касается Розенкрайцеров. Приобретя известность благодаря своим манифестах, в которых сообщалось о «видимом и невидимом присутствии» и проектах реставрации высшего порядка, розенкрайцеры «отступили» - в начале семнадцатого столетия, и при том таким образом, что можно подумать, будто вслед за тем определенные группы, не имеющие ни регулярной связи с ними, ни традиционной непрерывности, присвоили себе имя «Розенкрайцеров» силой.

Можно добавить также исламское предание, распространенное в среде исмаилитов и двенадцатиричников. Их идея заключается в том, что Имам, верховный вождь, манифестация власти и инициатический мэтр, также «отступил». Ожидается его возвращение; однако в нынешнюю эпоху он «отсутсвует».

Однако тем самым не предполагается, что инициатических центров в узком смысле слова не существует. Без сомнения, они существуют всегда, даже если в этом отношении у Запада не остается выбора и допускается обращение к другим регионам - исламскому миру и Востоку. Проблема в следующем: если, как утверждает Буркхардт, духовные влияния по определению сосредоточены в таких центрах, то следует приписать им, помимо инициатического использования, вероятность осуществления внешнего воздействия, которое, «даже если оно не всегда проявлено, неизмеримо превосходит все возможности человека». Как тогда понять отношение этих вечносуществующих центров к недавними историческим событиям?

С традиционной точки зрения, история в целом носит полностью инволюционный и диссолютивный характер. Какова позиция инициатических центров в отношении сил, ответственных за подобные процессы? Всегда ли они в состоянии оказать сопротивление в форме того воздействия, о котором мы говорили, позволительно ли думать, что они получили своего рода указание не вмешиваться в процесс инволюции, или можно полагать, что процессы «отвердения» и невосприимчивости к сверхчувственному спровоцировали своего рода ломку, отныне необратимую, в отношении любых действий, касающихся инициатической сферы в чисто духовном и внутреннем смысле?

Было бы неплохо конкретизировать те случаи, где исторически не удавалось воспользоваться результатами совей деятельности. Людям дана фундаментальная свобода. Если она утрачивается, ответственность за это ложиться на них и причин для вмешательства не имеется. Это как раз случай Запада, который долгое время шел по антитрадиционному пути и, в результате причинно-следственной цепочки, временами слишком явной, временами незаметной поверхностному наблюдателю, фатальным образом очутился в нынешней ситуации, всеми признаками напоминающую Кали-Югу, «темный век», о котором говорится в древних традициях.

Между тем, такое происходит не всегда. Есть цивилизации, которые, не следуя по этому пути, по этому ложному маршруту, подверглись внешнему воздействию, от которого они в принципе должны были быть защищены. Похоже, подобного не произошло. К примеру, таков случай Ислама, где, несомненно, существовали инициатические центры (суфийские), что не помешало «эволюции» арабских стран в антитрадиционном, прогрессистском и модернистском смысле со всеми неизбежными последствиями.

Определенно, таков и случай с Тибетом. Невозможно было и представить, что Тибет последует пути, по которому пошли западные страны. Тибет сохранил нетронутыми свои традиционные структуры, считаясь в то же время страной, где имелись люди и группы людей, находившихся в контакте со сверхчувственными и божественными силами. Не в меньшей степени, чем сам Тибет подвергся завоеванию, профаническому и опустошительному, ордами китайских коммунистов, также был положен конец «мифу» о Тибете, обладавшему огромной притягательностью в среде западных оккультистов. Ведь в принципе там допускалась возможность использования специфических возможностей, приписываемых влияниям сверхчеловеческого порядка.

Следует ясно обозначить, что мы не предаемся мечтам о каких-то невидимых магических барьерах, которые закрывали бы путь захватчикам в Тибет. Достаточно представить что-нибудь менее экстраординарное. Например, ныне установлена реальность «парапсихических феноменов», т.е возможность перемещать, приводить в движение и заставлять взлетать объекты на расстоянии. Это спонтанные феномены, зачастую медиумического характера, которые невозможно воспроизводить по собственном желанию. Очевидно, что психический агент может вызвать такие явления, как левитация или провоцирование атаки на мозг человека лишь при помощи высших сил. Также установлен феномен биолокации, т.е. перенесения себя с места на место (как, например, в случае с Pere Pio da Petrelcina).

Согласно путешественникам и очевидцам, таким как А.Дэвид-Неель, подобные феномены - причем не просто медиумического и неосознанного характера, но контролируемые сознанием и волей, и вероятно осуществляемые благодаря инициации - были достаточно распространены в Тибете,.

И никто не использовал способности такого рода, чтобы в момент, когда первое подразделение коммунистов приблизилось к тибетской границе, вызвать смерть Мао Цзедуна путем мозговой атаки или использовать возможности биолокации для вынесения предупреждения этому китайскому лидеру.

Разве тибетские предания не повествуют о знаменитом Миларепе, который, в первый период своей жизни продвинувшийся вперед на пути к Великому Освобождению, позже стал разбойником и увлекся черной магией, и как раз посредством этой магии уничтожал своих противников? Падение Тибета здесь как нельзя лучше объясняется своего рода «возмездием» (как и в случае с Западом). Переведенная недавно на итальянский и вышедшая в издательстве «Борла» книга повествует о злоключениях тибетских лам, которые не нашли ничего лучше, чем удрать, спасая свои жизни, из Тибета, между тем как там в это время происходила массовая резня, искоренялось все, носившее сакральный характер, начиная с атеистической коммунистической «индоктринации» населения. Сопротивление имело место лишь со стороны партизан в недоступных для китайцев районах. Бесполезно говорить, что оккультная защита, о которой мы упомянули, имела бы совсем другое значение.

(перевод с французского, с сокращениями)

Copyright © 2005 Thompkins & Cariou


nationalvanguard



 

   
вверх  Библиография г. Ивано-Франковск, Группа исследования основ изначальной традиции "Мезогея", Украина


Найти: на:
Підтримка сайту: Олег Гуцуляк goutsoullac@rambler.ru / Оновлення 

  найліпше оглядати у Internet
Explorer 6.0 на екрані 800x600   |   кодування: Win-1251 (Windows Cyrillic)  


Copyright © 2006. При распространении и воспроизведении материалов обязательна ссылка на электронное периодическое издание «Институт стратегических исследований нарративных систем»