НАЧАЛО  



  ПУБЛИКАЦИИ  



  БИБЛИОТЕКА  



  КОНТАКТЫ  



  E-MAIL  



  ГОСТЕВАЯ  



  ЧАТ  



  ФОРУМ / FORUM  



  СООБЩЕСТВО  







Наши счётчики

Яндекс цитування

 

      
Институт стратегического анализа нарративных систем
(ИСАНС)
L'institut de l'analyse strategique des systemes narratifs
(IASSN)
Інститут стратегічного аналізу наративних систем
(ІСАНС)



статья

Александр Елисеев

Цветовые войны

Вудит неплохо проехался по разного рода мистикам-люциферианцам. Показательно, что один из персонажей позиционирует себя как, прежде всего, белого – в расовом смысле. Белая раса превыше русской нации, ага. Что ж, арийский космополитизм – в чистом виде. Но дело даже не в этом. Пришла мысль о том, что ставить белый цвет в России на первый план – проигрышно. Это блестяще показывает пример Белого движения, которое, кстати, стояло на позициях национал-демократии. Оно и создано было национал-оранжистами Алексеевым и Корниловым, активно участвовавшими в предательском Февральском перевороте. Белый цвет проигрывал красному символически. Дело в том, что слово «русский» этимологически связано со словом «красный» и, скорее всего, от него же и произошло. В этимологических словарях «русский» тождественно слову «русый», которое, в свою очередь, означает не столько «белый», как думают многие, а «ярко-красный», и даже «рыжий». Так, в словаре А. Г. Преображенского «рус(ъ)», («руса», «русо», «русый») означает «темно-рыжий», «коричневый» (о волосах). Ему соответствуют укр. «русый», словац. «rus», «rosa», «rusa glava», бел. и серб. «рус», чеш. «rusy». (Преображенский А. Г. Этимологический словарь русского языка. М., 1910-1914. Т. 2. С. 225.) М. Фасмер приводит словен. «rus» в значении «красный». (Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М. 1971. С. 521.) О красном «измерении» слова «русъ» писал в своем словаре И. И. Срезневский. (Срезневский И. И. Словарь древнерусского языка. М., 1989. Т.З. Ч.1.С.)

Связь слов "рус" и "красный" прослеживается и вне славянских языков, что позволяет говорить об индоевропейской основе данного феномена. Пример - лат. «russys» («кроваво-красный»), лит. «rusvas» («темно-красный»), латыш, «rusa» («ржавчина», латин. «russeus», «russys» («красный, рыжий»).

Славяне называли Черное (Русское) море еще и «Чермным» (т. е. красным).

Вообще, красный цвет имел большое распространение в Древней Руси. Красные стяги были стягами киевских князей, они видны на старинных изображениях, о них говорит «Слово о полку Игореве». Согласно былинам, красный цвет широко использовался для раскраски русских боевых кораблей. Русы охотно красили в него лица, используя боевую раскраску. Ибн Фадлан писал о русах, что они «подобны пальмам, белокуры, красны лицом, белы телом...» Низами Гянждеви («Искандернаме») изобразил это в стихах:

«Краснолицые русы сверкали. Они
Так сверкали, как магов сверкают огни».

То есть русские – это «красные», что не удивительно, ведь красный цвет – цвет воинов, кшатриев. А русские – нация воинов. И большевики очень умело использовали многие такие вот базисные моменты, в том числе и красный символизм. Получалось, что белые выступают против русского, красного цвета. И с Советами также все было очень умело обстроено, здесь уже использовались вечевые, земские архетипы народного сознания.

Не исключено, что с большевиками сотрудничали некие мистические общества, которые ставили своей целью возродить языческие культы Древней Руси (может, они кое-что и подсказали). Только здесь имело место быть гностическо-манихейская пародия на истинное, историческое язычество. Р. Генон писал о том, что умершая традиция может быть воскрешена лишь как некий «психический остаток». Скорее всего, именно это и произошло после крещения Руси, когда язычество выполнило свою миссию и уступило место Православию. Тогда часть волхвов взяла на вооружение доктрины манихейства (возможно, имели место быть контакты с балканскими богомилами). Вот характерный момент. В «Повести временных лет» содержится любопытный рассказ о беседе княжеского воеводы Яна Вышатича с пленёнными языческими волхвами (событие датируется 1071 г.). Волхвы познакомили его со своей точкой зрения на сотворение человека: «Бог мылся в бане, вспотел, отёрся ветошкой и бросил её с неба на землю. И заспорил сатана с Богом, кому из неё сотворить человека. И сотворил дьявол человека, а Бог душу в него вложил. Потому, когда умирает человек, в землю идёт его тело, а душа к Богу». Очевидно, что княжий воевода должен был хорошо знать о русском язычестве, которое хоть и проиграло, но продолжало жить в рамках «двоеверия». Поэтому он не имел нужды в лекции по основам славянской космогонии. Очевидно, что речь шла о новом, для Руси, учении, которое подделывалось под язычество (где у славян действительно был некоторый дуализм Белобога и Чернобога). Также показательно, что волхвы-неоязычники поднимали типично коммунистические восстания. В «Повести» читаем: «В то же лето (1024 год – А. Е.) поднялись волхвы в Суздале, избивали зажиточных людей, по дьявольскому научению и бесовскому действию, говоря, что они держат обилие. Был мятеж великий и голод по всей стране…». Кстати, бывалоча, что манихеи также устраивали коммунистические революции. (В 5 в. н. э. персидский жрец Маздак, находясь под влиянием идей Мани, сумел внушить царю Каваду мысль о необходимости уравнительного раздела имущества.)

Так вот, может быть, те самые волхвы оставили некую контринициатическую цепь, которая дотянулась до Октябрьской революции. Не исключено, что в сохранении пародии на язычество сыграли свою роль скоморохи-пародисты. Мне приходилось натыкаться на глухие упоминания о «языческих» братствах «Кобь» и «Троянова тропа», вроде бы восходивших к скоморохам и ставящим своей целью свержение Романовых. (Возможно, что тут речь шла об исторической мести. Последователи разгромленных волхвов мстили Романовым, а значит и Рюриковичам, которые разгромили коммунистические мятежи.)

Также любопытны данные о том, что Тухачевский состоял в некоем братстве поклонников «Перуна-Молоха».

Тогда, кстати, становятся более понятным - откуда взялась влиятельная литературно-политическая группа «Скифы», которая трактовала Октябрьскую революцию как появление нового варварства. Есенин, Клюев с их языческими и одновременно коммунистическими мотивами – отсюда же.

В любом случае красный цвет победил белый. Красное неоязычество разгромило белое национал-масонство.
И любые попытки возвысить белое над русским окончатся полным провалом.

nationalvanguard



 

   
вверх  Библиография г. Ивано-Франковск, Группа исследования основ изначальной традиции "Мезогея", Украина


Найти: на:
Підтримка сайту: Олег Гуцуляк goutsoullac@rambler.ru / Оновлення 

  найліпше оглядати у Internet
Explorer 6.0 на екрані 800x600   |   кодування: Win-1251 (Windows Cyrillic)  


Copyright © 2006. При распространении и воспроизведении материалов обязательна ссылка на электронное периодическое издание «Институт стратегических исследований нарративных систем»